Световое искусство

,

XX век

,

2000-е

,

2010-е

,

Звёзды

,

Инсталляция

,

Успех

,

Фотография

,

Чехия

Выбор критиков. Владимир Сальников: Иржи Давид

С Иржи Давидом я познакомился в 2003 году на «Корабле комедиантов», пароходе, который Чешский культурный центр в честь 300-летия Санкт-Петербурга отправил из «порта пяти морей» в Северную столицу через каналы, водохранилища, Волгу, Онежское и Ладожское озёра

№ 1 (584) / 2013

Иржи Давид

Иржи Давид. Сияние, 2001
Неоновый объект на крыше галереи «Рудольфинум»

Комедианты, музыканты, певцы, танцоры, акробаты из бывших соцстран давали на пристанях концерты, а мы, Иржи, я, венгерский резидент, бывший ташкентец Михаил Волков (участник от Венгрии), которого Иржи прозвал Мишей Узбеком за его мандаринскую бородку, писали картину в подарок Петербургу, то есть Смольному в лице тогдашнего губернатора. При обсуждении будущего продукта мы с Мишей выбрали Иржи худруком. Малевать Иржи нам позволил всё, что угодно, главное, чтобы картина не понравилась мэру Питера. Иржи написал балерину, уссурийского тигра, чёрных псов, и совмещённое с вагиной большое алое сердце, летающую тарелку, знак евро. Миша изобразил Петра I с «Чёрным квадратом» в руках, я — пьяных питерских кадетов, силуэты Праги и СПб, и робота-дошкольника (автор слова «робот» Карел Чапек) с флагом Чешской Республики на голове. Иржи сказал, что робот похож на робота Эмиля из любимых им в детстве мультфильмов и назвал картину «Робот Эмиль здраве Петроград». Цели своей мы достигли: картину нашу не выставили в общей экспозиции, но поместили в VIP-зал, где её во время открытия выставки могли увидеть лишь избранные.

Иржи, с моей точки зрения, выглядел и вёл себя как истинный гений. Он был абсолютно артистичен во всём. Что подтверждало и его творчество: разнообразное содержательно, медийно, стилистически, самостоятельное ментально. Художник всегда остроумен, лёгок, ироничен, и при этом не поверхностен.

Иржи Давид. Из цикла фотографий «Мои заложники», 1997

Фотография, 120 x 120 см

Иржи Давид. Из цикла фотографий «Мои заложники», 1997

Фотография, 120 x 120 см

Иржи Давид. Из цикла фотографий «Мои заложники», 1997

Фотография, 120 x 120 см

Иржи Давид. Из цикла фотографий «Мои заложники», 1997

Фотография, 120 x 120 см

Иржи знаменит на родине и международно известен. Эксперты популярного чешского журнала Reflex в 2009 году выбрали Иржи Давида лучшим художником постсоциалистического двадцатилетия. Его терновый венец над концертным залом «Рудольфинум», стоящим на площади героя протеста против советского вторжения Яна Палаха, публично сжёгшего себя, и неоновое пульсирующее «Сердце над Пражским Градом» (Srdce na Hrade, 2002), посвящённое первому постсоциалистическому президенту Республики Вацлаву Гавелу. 18 декабря 2012 года, накануне годовщины смерти Гавела, тяжёлое, 15 на 17 метров, червонное неоновое сердце было установлено на фасаде Европейского Парламента в Брюсселе как напоминание и символ высоких идеалов братской любви, солидарности, свободы, демократии и справедливости.

Иржи Давид — участник нескольких Венецианских биеннале, «Документы». Художник выставлялся и в Москве, в том числе персонально, в Сахаровском центре, в 2006 году. Поразительная была выставка, очень стильная и умная. О партизанах из радикальных национально- и социально освободительных, и исламских, организаций, которые ведут свои непрекращающиеся войны с «мировым злом» негодными средствами, сами сея зло — направляют удар не на силы зла и его представителей, но на простых обывателей, убивая ни в чём не повинных людей. Художник выступает с других позиций — с позиций милосердия. Поэтому рядом с пилотами болидов, стоящими у своих машин с нашивками названий главных партизанских террористических армий современности на костюмах, находилось изображение Пьеты, где Богоматерь, молящаяся Сыну не только за праведных, но и за грешников, за всё человечество, оплакивает погибшего гонщика-террориста. Вообще Добро, Зло, Любовь, Ненависть — основные темы произведений Иржи Давида.

Иржи Давид. Сердце в Брюсселе, 2012—2013
Неоновый объект, 1600 × 1700 см

Актуальными остаются циклы фотографий Иржи Давида «Мои заложники» (Moji Rukojmi, 1998), для которого в качестве заложников художнику позировали его дети; «Без сострадания» (Bez Soucitu, 2002) — фотографии государственных мужей с красными глазами, в слезах: Вацлав Гавел, Джорж Буш мл., Владимир Путин, Тони Блэр, Кофи Аннан, Ясир Арафат, Усама бин Ладен. Они, по мнению автора, принимают за нас решения и манипулируют нами, рассуждая об искреннем сочувствии нашим проблемам.