2000-е

,

2010-е

,

Природа

,

Звёзды

,

США

,

Успех

,

Эко-арт

,

Экология

Выбор критиков. Даша Барышникова: Марк Дион

В области эко-арта, искусства, работающего с проблемами окружающей среды, американский художник Марк Дион сегодня один из самых известных

№ 1 (584) / 2013

Марк Дион

Марк Дион. Mandrillus Sphinx (Мандрил сфинкс), 2012
Дерево, стекло, пластик, смола, металл, керамика, бумага, пробка, лента и верёвка. Размеры инсталляции в музее Het Domein: 175,3 × 67,3 × 128,3 см. Частная коллекция, Париж

Его персональные выставки проходили в галерее Тейт в Лондоне (1999), Музее современного искусства в Нью-Йорке (2004), Художественном музее Майами (2006), Новом Национальном Музее Монако (2011); в прошлом году Марк Дион принял участие в тринадцатой «Документе». Помимо собственно проблем экологии, Дион озабочен и вопросами восприятия природы, и тут его подход достаточно строг: используя научные методы сбора и систематизации объектов, он изучает, как господствующие идеологии формируют наше понимание природы. «Музей истории — важнейшее место для любого расследования о том, как доминирующая культурная группа создаёт и продвигает свою правду о природе», — говорит художник. Исследуя отношения с окружающей средой, Дион задаётся вопросом и об авторитете голоса учёного в современном обществе, где разница между «объективными» научными методами и «субъективным» восприятием не всегда видна. В создаваемых им сегодня (по образцу вундеркабинетов XVI века) комнатах курьёзов вещи упорядочены достаточно странным, подчас фантастическим, образом.

«Скоро наша планета станет весьма убогим местом, и как и многим другим суровым наблюдателям, мне трудно удержаться от комментариев по поводу этого жуткого спектакля»

В одном из своих текстов художник так обозначил своё credo: «С течением времени мои работы становятся более мрачными, к тому же я пессимист. Раньше я считал, что знания могут предотвратить экологические бедствия, что если людей информировать о таких вещах, как уменьшение биоразнообразия или глобальное потепление, они будут стремиться справиться с этими проблемами. Теперь я уже не верю, что всё так просто. Нет, я не думаю, что случится глобальная катастрофа, скорее, мир постепенно будет становиться менее прекрасным местом для жизни: озоновые дыры, лесные пожары, вымирание видов, разрушение экосистемы… Скоро наша планета станет весьма убогим местом, и, как и многим другим суровым наблюдателям, мне трудно удержаться от комментариев по поводу этого жуткого спектакля».

Марк Дион. Mandrillus Sphinx (Мандрил сфинкс), деталь, 2012
Дерево, стекло, пластик, смола, металл, керамика, бумага, пробка, лента и верёвка. Размеры инсталляции в музее Het Domein: 175,3 × 67,3 × 128,3 см. Частная коллекция, Париж

В своих экспозициях художник действует как биолог и археолог, как лабораторный аналитик и куратор. Дион из тех художников, кто берёт на себя роль, выходящую далеко за пределы сферы искусства, в сущности, он антрополог, системно исследующий свою эпоху. Как и любая из его выставок, недавняя «Жуткая сокровищница» в Het Domein — это и размышление о функциях самого музея. Помимо собственных работ, Дион адаптирует в «шоу» подборку объектов из коллекции Het Domein и из соседних музеев и архивов. Эту инсталляцию можно рассматривать как попытку восстановить что‑то из наших предыдущих представлений о том, что такое универсальный музей с его сочетанием различных дисциплин и областей знания.

Марк Дион. Склад костюмов, 2006
Смешанная техника. 188 × 374 × 99 см. Из коллекции музея Het Domein в Ситтарде

«Моя работа, — считает Дион, — связана с изучением наших представлений о природе. Эти представления меняются с течением времени: например, идея о том, что природу надо защищать — совсем свежая. Я пытаюсь обнаружить моменты, когда возникают эти радикально новые отношения к природе — новые идеи, новые форматы и т. д. И нарисовать какие‑то концептуальные схемы этих моментов и восприятий».

Марк Дион. Человек и игра, 2013
Вид инсталляции в музее Het Domein

Разумеется, Диону столь же важна и актуальная ныне идея о выставке как аттракционе. Как заявил однажды художник — музеям нужно вернуть их роль «пороховой бочки воображения». Работа художника, по мнению Диона, должна идти вразрез с господствующей культурой, бросая вызов застывшим матрицам восприятия. Идея эта, конечно, не нова. Но, соединяя критическое мышление исследователя социальной проблематики и аналитический аппарат лабораторного учёного с любопытством путешественника и азартом охотника, Дион создаёт инсталляции, провоцирующие зрителя вновь задумываться о, казалось бы, давно привычных проблемах.