Sotheby’s современного искусства

В главном здании аукционного дома Sotheby’s на лондонской Нью Бонд Стрит 25 — 26 июня прошли двухсессионные торги Contemporary Art. Новых рекордов не поставлено; в целом торги продемонстрировали стабильность цен на произведения современного искусства. Как показал аукцион, многое теперь зависит не только от имени, но, и главным образом, от качества выставленных работ

№ 4 (528) / 2003

На вечернем аукционе 25 июня было представлено сорок девять лотов «высшего класса»; на дневном 26 июня — еще двести классом немного пониже (здесь шестизначные цены встречались всего несколько раз). Общая сумма продаж на первых торгах составила 8,73 миллиона фунтов стерлингов (около $ 14 000 000), а на вторых — 4,36 миллиона фунтов ($ 7 000 000). Это цены с учетом комиссионных Sotheby’s. Таким образом, по итоговой сумме в 13 миллионов фунтов июньский аукцион превысил аналогичный февральский на £2 миллиона. Правда, за счет продаж вещей «второго уровня».

В списке авторов, чьи работы выставлялись на торги, были не только мировые звезды — Энди Уорхол, Герхард Рихтер, Александр Колдер, Лучо Фонтана, Антони Тапьес, Жан Дюбюффе, Сай Туомбли и Зигмар Польке, — но и мастера не столь знаменитые, однако пользующиеся стабильным спросом среди коллекционеров. Это испанцы и французы 1950 — 1980­х годов, художники группы «Кобра» и прочее. Нашлось и немало «молодых», приведенных на большую сцену художественного рынка галеристами и дилерами в 1990­е годы. Например, бритартовцы.

Стабильные имена и «мобильные» цены

Звездой вечернего аукцио­ на стало произведение Лучо Фонтана «Пространственная концепция. Конец божества» — яйцеобразной формы желтый изрезанный холст. При эстимейте 650 — 850 тысяч фунтов «яйцо» купил сан­ францисский дилер Энтони Мейер за £1 377 000 ($ 2,2 миллиона). Однако для Фонтана это не максимальная цена: на прошлогоднем Sotheby’s его работа ушла за рекордные £1 400 000.

Гораздо более скромные результаты показал Энди Уорхол. Вспомним о его нью­йоркском пике 1998 года — $ 17 300 000 за «Оранжевую Мэрилин» — и о прошлогоднем и нынешнем «всплеске» на нью­йоркском же Sotheby’s (соответственно $ 2 650 000 и $ 2 130 000). Впрочем, эти «всплески» достаточно относительные, если учесть, что на ярмарке Art­Basel высококлассные «уорхолы» идут по 2,5 — 3,5 миллиона долларов.

В Лондоне Уорхола встретили гораздо спокойнее. Его работы были уверенно проданы по ценам, близким к верхним границам их эстимейтов. Так, доработанная акрилом шелкография «Цветы» (1964) ушла за £207 200 (около 332 тысяч долларов) при оценке в $ 200 000 — $ 300 000. Некоторый ажиотаж вокруг основателя поп-­арта произошел на дневных торгах следующего дня. Очень скромного размера работу «Ladies and Gentlemen» (35,5 × 28) после интенсивной борьбы купили за 123,2 тысячи фунтов (без малого $ 200 000), что превысило эстимейт почти в два раза.

Большое полотно (185,5 × 252,7) друга и воспитанника Уорхола — Жана­Мишеля Баскиа, — условно именуемое «Корона» и помимо всего прочего содержащее, по какой­то известной только автору причине, русское слово «Союзплодо…», при эстимейте 150 — 200 тысяч фунтов досталось новому владельцу за £352 800 (около $ 565 000). С Баскиа складывается такая же картина, что и с его «воспитателем»: нью­йоркский Christie’s 1998 года — £3 300 000; Sotheby’s (тоже нью­йоркский) прошлого и нынешнего сезонов — £1 000 000 и £725 000 соответственно.

Свой «сотбисный» миллионный след тянется и за Герхардом Рихтером: Нью­Йорк 1999­го — £1 040 000; Нью­Йорк 2001­го — £3 450 000; Лондон 2001­го — £1 810 000. И хотя этот лидер февральского Sotheby’s (где его работа стала топом, достигнув отметки в £1 460 000) в июне уступил пальму первенства Фонтана, он котируется стабильно высоко, будучи представлен даже скромными вещами. В этот раз относительно небольшая по формату «Абстрактная живопись» существенно превысила свой эстимейт в 130 — 160 тысяч фунтов, будучи продан­ ной за £229 600 (около $ 367 тысяч). Другую работу Рихтера — «Маленький канарский пейзаж» — купили за 308 тысяч фунтов (около $ 493 000) при предварительной оценке £200 000 — £300 000.

Ровно, без скачков и с плавным повышением цен идет Жан Дюбюффе. На февральском аукционе Sotheby’s работа отца art brut ушла за 364 тысячи фунтов. В июне его полотно «Мужчина за столом», немного не дотянув до своего эстимейта в £400 000 — £600 000, досталось анонимному покупателю за 397,6 тысяч фунтов (около $ 636 000).

Рекордной цены на дневных торгах 26 июня достигло абстрактное полотно 1960 года известной американской художницы Джоан Митчелл. Оцененная в £70 000 — £80 000 картина после ожесточенной борьбы ушла за 218,4 тысяч фунтов (около $ 350 000). Это действительно высокий результат для работ Митчелл, цены на которые до сих пор колебались в пределах 250 — 260 тысяч долларов.

Знававший «миллионные» моменты Сай Твомбли продавался, как и Уорхол: «кучно» (6 лотов) и недорого — до 36 тысяч фунтов. Однако не без сюрпризов. Один его лист (бумага, масло) при эстимейте £50 000 — £70 000 буквально «улетел» за 140 тысяч фунтов (около $ 224 000).

Еще большим сюрпризом для многих стала финальная цена, за которую был куплен карандашно­гуашевый эскиз Томаса Шютте к его композиции «Иностранцы». Композиция не без истории: в 1992 году она украшала крышу дворца Ротес в Касселе во время проведения там IX «Документы». При эстимейте в 15 — 20 тысяч фунтов эскиз размером 108 × 197 см ушел за £42 000 (около $ 67 000). Видимо, подобному взлету работа обязана именно своему «историческому» провенансу.

Мобили Александра Колдера, как всегда, пользовались большой популярностью у коллекционеров. Цены на две из четырех представленных работ замет­ но превысили верхние границы первоначальной оценки и были проданы за £106 400 каждая (около £170 000). Третья и четвертая почти достигли верхних границ своих эстимейтов и обошлись новым владельцам в £240 800 (около $ 385 000) и £72 000 (около $ 115 000) соответственно. Что, в принципе, не выбивается из привычной шкалы цен на Колдера.

Один из наиболее провокационных лотов нынешних торгов — таксидермистская инсталляция «Туристы» скандально известного Маурицо Каттелана. Двадцать семь «свободно рассевшихся» по помещению чучел обычных городских голубей­сизарей - лишь часть крупномасштабной инсталляции, которая выставлялась в итальянском павильоне на Венецианской биеннале 1997 года. Она была продана за £117 600 (около $ 188 000) при эстимейте 100 — 150 тысяч фунтов.

Лучо Фонтана. Пространственная концепция, конец божества, 1964

Холст, масло. 178 x 123

Энди Уорхол. Цветы, 1964

Холст, акрил, тушь, шелкография. 55,9 x 55,9

Герхард Рихтер. Абстрактная живопись, 1984

Холст, масло. 70 x 100

Жан-Мишель Баскиа. Без названия (Корона), 1988

Смешанная техника, 185,5 x 252,7

Александр Калдер. Без названия, 1953

Раскрашенное листовое железо, 24 x 15,3 x 16,5

Сай Туомбли.
Без названия (эскиз картины «Триумф любви»), 1961

Бумага, карандаш

Томас Шютте. «Иностранцы», эскиз скульптуры, 1992

Бумага, карандаш, гуашь, 108 x 197,3

Жан-Мишель Атлан. Вертикальный диптих, 1959

Мешковина, масло. Каждая часть — 54 x 81

Карел Аппел. Женщина с рыбой, 1953

Мешковина, масло. 142 x 100

Питер Дойг. Кузнечик

Холст, масло. 200 x 250

Дэмиен Херст. Счастливое веселье, 1994

Холст, масло. 119 x 84,5

Дженни Сэвилл. Без названия, 1990

Холст, масло. 204,5 x 183,5

Илья Кабаков. Без названия, 1970

Картон, тушь, цветные карандаши. 20 x 27

Синди Шерман. Без названия No123, 1983

Цибахромная печать. 87,5 x 60,3

Андреас Гурский. Гонконгский порт, 1994

Принт. 116 x 90

Живучая «Кобра»

Относительно безболезненно пережив тяжелый кризис рынка современного искусства в первой половине 1990­х, художники европейского абстрактного экспрессионизма из группы «Кобра» — Асгер Йорн, Карел Аппель, Корнель, Констан и Пьер Алешински — методично прибавляют в цене. По мнению экспертов аналитического ежегодника «The Art Market in France, Belgium and Switzerland», издаваемого журналом «L'Oeil», причина не только в том, что работы «кобр» с самого начала оказались в хороших частных коллекциях. В преддверии пятидесятилетнего юбилея группы, отмечавшегося в 1998 году, многие музеи стали отслеживать произведения этих скандинавско-«бенелюксных» мастеров, отдавая предпочтение их ранним опусам. Так, например, на лондонском аукционе в декабре 1997 года картина Йорна «Ничего не происходит» произвела сенсацию, оттолкнувшись от эстимейта в 170 тысяч фунтов и достигнув продажи в 245 тысяч. Надо отметить, что в погоне за «Коброй» в поле зрения собирателей заодно попадали такие ее «союзники», как француз Жан-Мишель Атлан.

На элитных торгах 25 июня этого года живописная работа Аппеля «Женщина с рыбой» была куплена за £240 800 (около $ 385 000), тем самым довольно существенно превысив свой эстимейт, составлявший 140 — 180 тысяч фунтов. А также обогнав результат февральских торгов, на которых картина такого же уровня ушла за £185 000. Тем же вечером продали еще одного Аппеля — за приличествующие 95 тысяч фунтов. На следующий день Йорна оценили в £134 000 (что не так много), а Атлана — в £64 800. Последний тем самым резко вырвался за обычную для него планку в 30 — 40 тысяч фунтов.

Бритарт & Co

Вынесенная на обложку каталога аукциона «высшего класса» картина 33-летней британской художницы Дженни Сэвилл, работающей в стиле, сильно напоминающем Люсьена Фрейда, при оценке в 300 — 400 тысяч фунтов ушла в лондонскую коллекцию Иана и Мерседес Стуцкер за £319 200 (около $ 510 000). Работы Сэвилл стабильно пользуются большим спросом среди коллекционеров. Так, совсем недавно все шесть ее произведений, выставленных на продажу в нью- йоркской галерее Gagosian, мгновенно нашли покупателей. Однако следует отметить, что в последние два года цены на Сэвилл практически перестали расти. Многие считают, что это вызвано снижением интереса к ее творчеству со стороны Чарлза Саатчи. До этого же, в период с начала 1999-го до середины 2001 года, стоимость произведений художницы увеличилась в шесть раз.

Скандально известный, но неизменно очень популярный среди коллекционеров один из лидеров бритарта Дэмиен Хёрст был представлен на вечерних торгах тремя работами. «Or Love» — зеленый вариант круглого холста с наклеенными на него засушенными бабочками.

«Naja Naja Sputatrix» — очередной шедевр его знаменитой «пятнистой» живописи, однако в этот раз выполненный в нехарактерных для Хёрста мягких пастельных тонах. И «Happy Fun» — яркая красочная работа на излюбленную автором фармацевтическую тему. «Зеленые бабочки» были проданы за £274 400 (около $ 439 000), т. е. немного дешевле желтого варианта «бабочек», который не так давно ушел на Sotheby’s в Нью-Йорке за $ 480 тысяч. «Пастельный» вариант «цветных пятнышек» оказался очень привлекательным для коллекционеров: он установил рекорд для серии «пятнистых полотен», будучи проданным за £263 200 (около $ 474 000). «Цветные пилюли» оценили в более скромную сумму — «всего лишь» £128 800 (около $ 206 000).

Среди относительно молодых талантов, взлетевших на художественный «Олимп» в 1990-е годы, следует особо отметить 44-летнего Питера Дойга. Одна из работ этого художника, показанная им в 1990 году на выставке студентов-выпускников и купленная там за одну тысячу фунтов, через несколько лет была продана на аукционе за £280 000 (около $ 450 000) при эстимейте 80 — 100 тысяч фунтов. На нынешнем же аукционе его полотно «Кузнечик», выставленное на продажу частным музеем Astrup Fearley (Осло) и предварительно оцененное в 120 — 150 тысяч фунтов, нью-йоркский дилер Ирена Хохманн от имени Чарлза Саатчи купила за £229 600 (около $ 367 000). В битве за «Кузнечика» активно участвовал хозяин торгового дома Monsoon Питер Саймон, а также дилерская фирма Haunch of Venison, однако желание Саатчи заполучить работу себе оказалось сильнее.

Ясумара Моримура. Автопортрет в виде кинозвезды, 1996

Желатиновая печать

Ясумара Моримура. Автопортрет в виде кинозвезды, 1996

Желатиновая печать

Ясумара Моримура. Автопортрет в виде кинозвезды, 1996

Желатиновая печать

Ясумара Моримура. Автопортрет в виде кинозвезды, 1996

Желатиновая печать

Ясумара Моримура. Автопортрет в виде кинозвезды, 1996

Желатиновая печать

Ясумара Моримура. Автопортрет в виде кинозвезды, 1996

Желатиновая печать

Фотография в цене

Прошедшие торги еще раз подтвердили все возрастающий интерес покупателей к фотографиям современных художников, и этот факт следует отметить особо. Еще сравнительно недавно многие коллекционеры относились к фотографии как к «тиражному» искусству, и поэтому цены на нее заметно отставали от цен на живопись и графику. Теперь же стоимость фотографий таких авторов, как, например, Андреас Гурский, могут достигать десятков и даже сотен тысяч долларов. Так, на вечернем аукционе Sotheby’s далеко не лучшая работа Гурского ушла за £50 400 (около $ 80 000), правда, не дотянув до слегка завышенного эстимейта в 60 — 80 тысяч фунтов. Другая же его фотография — «Гонконгский порт», выставленная на дневные торги, — при предварительной оценке в 30 — 40 тысяч фунтов была продана за £55 200 (около $ 88 000).

Фотографию Томаса Диманда при эстимейте 40 — 60 тысяч фунтов купили за £66 000 (около $ 105 000), а фотоработу знаменитой Синди Шерман — за 42 тысячи фунтов (около $ 67 000). Для сравнения: подобная вещь Шерман на нью- йоркском Sotheby’s 1998 года стоила $ 51 000, Диманд же на февральском Sotheby’s ушел всего за 24 тыс. фунтов.

Пример необыкновенного роста цен продемонстрировал японец Хироши Сугимото. На дневных торгах 26 июня его фоторабота многократно превысила скромный эстимейт (4 — 6 тысяч фунтов) и перешла к новому владельцу за £20 400 (около $ 33 000).

Бешенной популярностью пользовался и немецкий художник Томас Руфф. Две его фотографии, выглядящие как сильно увеличенные цветные снимки для паспорта, при довольно высоких эстимейтах в £10 000 — £15 000 и £12 000 — £15 000, были куплены за намного более значительные суммы: £26 400 и £31 200 (около $ 42 000 и $ 50 000 соответственно).

Еще одна работа этого автора — сильно"смазанная" эротическая сцена — при эстимейте в 15 — 20 тысяч фунтов ушла за £30 000 (около $ 48 000).

Российский лот

Русское современное искусство на дневной продаже 26 июня представлял Илья Кабаков. Кажется, это его второе — после знаменитого «московского» аукциона 1988 года — участие на «сотбисных» торгах Contemporary Art. Лот No127, который включал в себя две ранние концептуальные работы альбомного формата, при оценке 4 — 6 тысяч фунтов был продан за заслуживающую уважения сумму в £9 000 (около $ 14 500). Выход же другим российским современным художникам из заповедника The Russian Sale в пространства Contemporary Art, видимо, дело далекой перспективы.

В целом прошедшие торги еще раз наглядно продемонстрировали продолжающийся рост интереса коллекционеров и инвесторов к современному искуcству. При этом художественный рынок отнюдь не гонится за рекордами. Скорее, он предпочитает им уверенную работу с качественными произведениями, памятуя опыт 1990-х: спекулятивный рост цен грозит кризисом в этом секторе продаж.