XX век

,

2000-е

,

2010-е

,

Паблик-арт

,

США

Паблик андерграунд

Percent for Art в Нью-Йорке — государственная программа, она касается лишь муниципальных объектов. Преобразившая нью-йоркскую подземку программа Arts for Transit — совсем другая история, поскольку управляющая метрополитеном Metropolitan Transport Authority (MTA) является частной компанией и действует на основании внутренней политики в интересах своих учредителей. И художественная стратегия у неё имеет свои особенности. Об этом рассказывают Кендал Хенри, в течение 11 лет руководивший всем процессом создания произведений для метро, и Эми Хаусман, нынешний заместитель директора Arts for Transit

№ 3 (582) / 2012

Кендал Хенри

Нью-йоркский искусствовед и куратор, специалист в области паблик-арта. Кендал входит в «Совет 12», определяющий развитие городского искусства в США. В течение одиннадцати лет он занимал должность менеджера программы по современному искусству в нью-йоркском метро Arts for Transit

Эми Хаусман

Заместитель директора программы по современному искусству в нью-йоркском метро Arts for Transit

Барбара Григутис. Бронкс, вид на реку, 2010
Станция метро Whitlock Avenue, 6-я линия

Кендал Хенри: В конце 1970‑х нью-йоркское метро находилось в ужасном состоянии. Cитуация была критической, пассажиропоток стремительно падал, и управляющая компания была вынуждена обратиться к городским властям за поддержкой. Получив финансирование, MTA потратили часть средств на исследование, чтобы выяснить формат изменений, необходимых для привлечения пассажиров. Как оказалось, публика хотела три вещи: чтобы в метро было светло, чисто и чтобы там было искусство.

Как оказалось, публика хотела три вещи: чтобы в метро было светло, чисто и чтобы там было искусство

Светло и чисто в метро стало почти сразу, а вот программа паблик-арта стартовала лишь в начале 1990‑х, когда несколько станций реконструировали, и в качестве эксперимента там появились постоянные работы художников. И это был хит! Cтанции стали очень популярны. Традиционно считается, что искусство — это элитарная сфера, оно не для всех. Если искусство появляется в общественном месте, это значит, что об этом месте заботятся, а соответственно заботятся и о его посетителях. Cтатус места повышается. Это произошло и с метро в Нью-Йорке.

Первые шаги

В первое время Arts for Transit не имела штата сотрудников и не была оформлена как особый отдел в структуре МТА. Когда в 1990‑е стали заниматься капитальным ремонтом нью-йоркского метро, то начали с больших станций, которые находятся в районе Таймс-сквер. Наняли консультанта, провели конкурс среди художников, и в результате выбрали три проекта. Работа Николаса Пирсона — несколько сплетённых из алюминиевого прута сфер, которые как‑будто висят под потолком станции. У Дэвида Прована — кинетическая скульптура: металлические «педали» начинают вращаться от воздушной волны, которую гонит перед собой приближающийся поезд. Работа Мишель Ока Донэр представляет собой светящуюся стену перехода метро, выложенную 11  000 плиток, каждую художница изготовила сама на керамической мануфактуре Детройта и выкрасила в золотой цвет. Все работы выполнены в 1991—1992 годах и до сих пор находятся в метро на тех же самых местах. Скульптура Прована, правда, в запущенном состоянии, покрыта толстым слоем грязи, и далеко не все даже замечают этот объект. Плитки выглядят декоративными, впрочем, как и шары Пирсона. C точки зрения интеграции работ в локальный контекст и атмосферу каждой станции, возможно, это не самые удачные работы. Проекты появились в метро в качестве эксперимента, и тогда сложно было понять, будет это работать или нет.

Дэвид Прован. Яб-Юм, 1992

Станция метро 34th Street/Herald Square

Дэвид Прован. Яб-Юм, 1992

Станция метро 34th Street/Herald Square

Мишель Ока Донэр. Лучистое пространство, 1991

Станция метро 34th Street/Herald Square

Мишель Ока Донэр. Лучистое пространство, 1991

Станция метро 34th Street/Herald Square

Николас Пирсон. Хало, 1991

Станция метро 34th Street/Herald Square

Николас Пирсон. Хало, 1991

Станция метро 34th Street/Herald Square

Вообще с 1985 года было реализовано около двухсот постоянных проектов паблик-арта. В системе нью-йоркского метрополитена 496 станций, то есть выборка весьма представительная. За это время был приобретён богатый опыт и выработаны определённые правила для отбора работ и стратегии, связанные с художественным содержанием и функциональной составляющей проектов паблик-арта.

Практика

Помимо размещения произведений пластического искусства (мозаика, витражи, скульптура и объекты из терракоты, керамической плитки, алюминия, бронзы и стекла), программа Arts for Transit выпускает художественные постеры и открытки с тематикой метрополитена и Нью-Йорка, которые создают пять-шесть художников, отобранных на основе ежегодного конкурса. Постеры помещают на пустующие рекламные территории, расположенные на платформах. На четырёх cамых больших и центральных станциях нью-йоркского метро действует программа фотолайтбоксов, которая представляет фотографии современных авторов. Предпочтение отдаётся фотографам-нью-йоркцам. Экспозиция меняется каждый год. Программа «Поэзия в движении» — своего рода презентация творчества современных авторов. Каждые три месяца в вагонах метро публикуют два произведения, отобранные Сообществом поэтов США. Нужно также отметить, что программа Arts for Transit принимает важное участие в разработке элементов внутри станции, это включает в себя не только искусство, но и ворота, турникеты, торговые автоматы и даже дизайн вагонов. Ещё одна форма паблик-арта — музыкальные концерты в метро.

С помощью временных проектов паблик-арта можно больше сделать, рассказать о разных вещах и быть более свободным, потому что временные работы про то, что происходит сейчас. Постоянные работы, с одной стороны, заглядывают в будущее, но в то же время они классичны, потому что должны иметь смысл, скажем, через тридцать лет. Как правило, по форме и содержанию постоянные работы должны быть глубокими, но сдержанными, элегантными и уместными. Принимая участие в реализации большого количества постоянных работ паблик-арта, предпочтения я всё‑таки отдаю временным проектам.

Художник + комьюнити

В Нью-Йорке живёт большое количество разных сообществ cо своими характеристиками. Например, самый центр Манхэттэна — это район, где нет чётко сформированного комьюнити, люди утром приезжают в офис и вечером уезжают домой. Все остальные части города — это районы, где проживают различные этнические группы людей или комьюнити (русские, евреи, китайцы и др.). У большинства жителей этих «географических зон» есть нечто общее, и это общее важно учитывать при выборе очередного проекта для данной территории. Люди, которые каждый день спускаются в метро и видят произведение паблик-арта, должны находить в нём что‑то cвоё, близкое и понятное, имеющее отношение к ним лично, работа должна им нравиться. Иными словами, проект в метро должен отражать основные черты комьюнити и места. Именно поэтому местные общины активно вовлечены в процесс выбора и реализации проектов паблик-арта. Дискуссия продолжается до тех пор, пока не будут удовлетворены все пожелания комьюнити. Если работа не нравится, то люди будут писать жалобы, работу разрушат, или, если её невозможно сломать, она будет подвергаться постоянным атакам вандалов.

Работа над проектом начинается после принятия решения о реконструкции станции. Назначается архитектор, который предлагает дизайнерский проект реконструкции. Потом сотрудники Arts for Transit вместе с архитектором решают, где художественная работа может быть размещена: на стене, потолке, окнах и т. д. После того как определено место, программа обращается к Общественному совету, который есть в каждом районе Нью-Йорка и состоит из членов, выбранных меcтными общинами. Совет получает информацию о конкретном месте на станции и об общих характеристиках работы (например, что это будет двухмерная работа на стене). В непосредственном выборе работы принимают участие представители совета, которые являются местными жителями и при этом имеют какое‑то отношение к искусству. Другая категория голосующих — местные активисты. Количество людей, влияющих на выбор проекта, меняется от того, насколько общины заинтересованы в процессе, насколько им важно, какая работа будет установлена на местной станции метро. Иногда представители Общественного совета не очень вовлечены в процесс, иногда — наоборот. На встречах могут присутствовать как шесть человек, так и полсотни.

Милли Бёрнс. IL7/Площадь, 2007

Станция Botanic Garden

Милли Бёрнс. IL7/Площадь, 2007

Станция Botanic Garden

Эрик Прайор. Жизнь и непрерывный рост, 1999

Franklin Avenue Shuttle, C, S линии

Эрик Прайор. Жизнь и непрерывный рост, 1999

Franklin Avenue Shuttle, C, S линии

Иша Шабака. Элементы свободы, 1999

Станция Park Place

Иша Шабака. Элементы свободы, 1999

Станция Park Place

Во время реализации проекта представители комьюнити, не имеющие отношения к искусству, находятся в тесном взаимодействии с художниками, а художники, в свою очередь, вовлечены в жизнь общины, для которой они cоздают свою работу. Эта ситуация новая для всех, и это совершенно невероятный процесс. Таким образом, удачные проекты паблик-арта — это ещё и пример того, как представители разных социальных групп могут работать вместе.

Процесс выбора работы комплексный и долгий, поэтому с момента выбора площадки до реализации проекта обычно проходит около трёх лет. В этом есть плюсы и минусы. Плюсы заключаются в том, что каждая сторона вносит свои замечания и предложения, которые художник учитывает при доработке проекта. В итоге все довольны, никто не обижен, и часто проект становится даже лучше. Большой минус в том, что приходится очень много раз выслушивать, что проект никуда не годится.

Проекты

В Бруклине есть небольшой отрезок метро Franklin Avenue Shuttle, который соединяет один из районов с общей системой метро Нью-Йорка. Для жителей этот короткий отрезок — связующая нить с центром, для МТА несколько лет назад это был убыточный актив. Поскольку МТА — бизнеc, то станции этой линии решили закрыть. Местное сообщество было в бешенстве, они развернули большую протестную кампанию, устраивали демонстрации и писали в газеты, чтобы предотвратить ликвидацию маршрута. Понятно, что МТА, не ожидавшее такой реакции, вместо закрытия линии была вынуждена её реконструировать. Меня назначили куратором художественной части этого проекта.

Cтанции отремонтировали, но выглядели они чудовищно — коробки коробками. Если в районе, где много однотипных коробок, отремонтировать ещё одну коробку, никто этого не заметит, и это ничего не изменит. Важно было привнести в них какой‑то неординарный элемент. В результате выбрали три проекта художников, которые жили в этом районе.

Софи Блаколл. Потерянные связи, 2011
Открытка по заказу MTA Arts for Transit and Urban Design

Эрик Прайор предложил разместить разноцветные стеклянные витражи в окнах переходов. Витраж с элементами традиционных африканских и современных афро-американских изображений, что соответствует этническому составу населения района. Витражные стёкла делали здание похожим на церковь, что эффектно выделяло станцию на фоне остальных построек.

Два других проекта — дизайн забора вокруг станций метро. Иша Шабака интегрировала в дизайн своего забора элементы африканской маски. Милли Бёрнс спроектировала изящный забор, который как бы включает в себя деревья и кустарники, создавая единое целое с расположенным около станции ботаническим садом. Все эти авторы имели большой опыт работы со стеклом и металлом, но ни один из них не осуществлял ранее свои проекты в общественных местах. Художники предоставили только дизайн проектов, и моя задача заключалась в том, чтобы найти хороших изготовителей и подобрать нужный материал.

Район стал меняться на глазах. После того как в конце 1990‑х станции были реконструированы и украшены, соответствовать новому облику захотели и владельцы соседних зданий — все бросились облагораживать свои дома. Бывший в 1960—1970‑х опасной криминальной зоной Бедфорт-Стаивесент, имевший неформальное название «Маленький Гарлем», cейчас один из лучших районов Бруклина, в котором живут студенты, художники, архитекторы и юристы всех рас. При относительно недорогой аренде здесь кипит культурная жизнь, находятся лучшие бары и рестораны Нью-Йорка. Вот вам яркий пример того, как паблик-арт может повлиять на развитие района и комьюнити.


Джоан Линдер. Флора Бенсонхёрста, 2012
Станция метро 71st Street, линия D

Эми Хаусман: Программа «Искусство для транспорта» начала функционировать в 1985 году, когда система метро нуждалась в серьёзной реконструкции. Нашей задачей было не просто украсить метро, но сделать его ближе к людям. На некоторых старых станциях всегда были и есть прекрасные украшения. Например, на «Уолл-стрит» или на только что обновлённой «Бликер-стрит» уникальные мозаичные пояса со вставками из терракоты и металла делают станции узнаваемыми. Один из важнейших принципов программы — адекватно встраиваться в том числе и в самый ранний дизайн метро.

Чувство места

Стационарные объекты паблик-арта, которые устанавливаются на территории, где проживают определённые общины, должны быть очень тесно связаны с чувством места. Задача программы и каждого художника состоит в том, чтобы произведение действительно находило отклик у тех, кто живёт вокруг. Поэтому автор проекта обязан иметь в виду конкретное комьюнити, обитателей района, и тех, кто поселится здесь в будущем. У Нью-Йорка очень переменчивая и органичная история. Люди переезжают из одного района в другой, население постоянно перемешивается, меняется. Мы хотим, чтобы произведение обладало некоторой универсальностью. Ежедневно произведения паблик-арта в нью-йоркском метро видят миллионы людей. Поэтому совершенно естественно, что к процессу выбора проектов привлекается местное сообщество. Каждый раз, когда подходит очередь обновления какого‑нибудь объекта, программа обращается к художникам с предложением прислать свои проекты. Мы собираем совет, куда входят представители местной общины, профессионалы в сфере искусства, кураторы из местного музея или историки искусства, каким‑то образом связанные с данным районом. То есть у будущих пассажиров-зрителей есть возможность посмотреть произведения и выбрать художника, который получит заказ на оформление станции.

Публика и эффект

Пассажиры нью-йоркского метро всегда чем‑то заняты. Некоторые вообще никогда не замедляют шаг, проходя мимо паблик-арта. Но, по‑моему, всё больше людей теперь останавливаются, начинают интересоваться. Иногда даже сразу, ещё в процессе монтажа. Многие ждут появления этого искусства.

Мы только что установили на станции «Бэй-Паркуэй» в Южном Бруклине объект художницы Шинь Сон — особым образом спроектированную и изготовленную скульптуру из бумаги. Работая над проектом, Шинь Сон провела много времени на местности, общаясь с жителями, фотографируя окрестности. Там живут в основном американцы азиатского происхождения, община очень неоднородная, яркая. «Древо жизни» — это гигантское дерево с плодами и птицами. Если присмотреться повнимательнее, на нём можно найти изображения зданий, стоящих поблизости, и людей. Пассажиры были поражены, многие задерживались у «Древа», рассматривали, удивлялись качеству графики. Это то, чего мы хотим добиться от паблик-арта — эффекта, который может привлечь зрителя.

Эми Беннет. Haydays, 2011

Станция метро 86th Street,
линия R

Эми Беннет. Haydays, 2011

Станция метро 86th Street,
линия R

Шинь Сон. Древо жизни, 2012

Станция метро Bay Parkway, линия D

Шинь Сон. Древо жизни, 2012

Станция метро Bay Parkway, линия D

Бен Снид. Прибытия и отправления, 2009

Станция метро Jay Street-Borough Hall, линии A, C, F

Бен Снид. Прибытия и отправления, 2009

Станция метро Jay Street-Borough Hall, линии A, C, F

В этом смысле ещё одно точное попадание — работа Сола Левита на 59‑й улице у «Коламбус-Сёркл», внизу лестницы. У тех, кто спускается по лестнице, на самом деле меняется настроение. Или произведение Бена Снид на «Атлантическом терминале». Это красивая мозаика, очень подробная, на антресоли станции. На ней изображены птицы, насекомые и рыбы, которые встречаются (или наоборот — совершенно невозможны) на нью-йоркских просторах. Вещь сообщает месту специфический эффект, меняет архитектуру пространства и оживляет всё вокруг.

Наша программа демонстрирует жителям, как их воспринимает художник, а также как много о них думает и заботится местная власть

Эми Беннет реализовала свой проект в Бруклине. Получив заказ, она долго знакомилась с жизнью общины, изучала постройки, ландшафты — буквально задокументировала всё пространство в фотографиях и набросках. Уже в студии она сделала крошечные модели важнейших архитектурных объектов, затем написала на основе этого макета-реконструкции картину, которую позже перевели в мозаику. Это маленькая станция, несколько тысяч пассажиров в день. Но как только пассажиры увидели интерьеры после ремонта, они сразу поняли, какая колоссальная работа была проделана прежде всего в их интересах! Это, на мой взгляд, самое важное в нашей программе. Она демонстрирует жителям, как их воспринимает художник, и как много о них думает и заботится местная власть. Это именно то, о чём идёт речь при разработке городского пространства, при городском планировании — о создании по‑настоящему красивого места для людей.

Постоянная экспозиция

Ромаре Берден, Джекоб Лоуренс, Рой Лихтенштейн, Элизабет Мюррей — их проекты стали частью нашей постоянной коллекции. Штатные сотрудники программы стараются содержать объекты в должном виде. Каждый год устраивается просмотр всех произведений нашей коллекции, по итогам которого составляется отчёт об их состоянии, необходимых работах по консервации или реставрации.

Мы начинаем думать о том, как содержать произведения искусства, ещё до того, как утверждён проект. Когда мы рассматриваем первоначальные планы и чертежи, мы думаем о том, где эта работа будет размещена, об условиях данного места, помним о главном враге метрополитена — о воде. В нашей коллекции есть несколько работ, которые были сделаны в самом начале функционирования программы. Например, декоративные полы — чудесные работы, но они плохо выдерживают нагрузку. По ним ходит слишком много людей. Поэтому мы больше не заказываем украшения для пола. Приоритет программы — лёгкие и удобные в содержании произведения из прочных материалов, способных выдержать большую «человеческую» и «природную» нагрузку. Собственно художники, проектировщики, инженеры и механики — это коллективный автор.

Работы и перспективы

Сейчас в Нью-Йорке строится новая линия метро — «Метро Второй авеню» — она начинается на 96‑й улице и проходит до 63‑й. Там будет четыре станции, которые откроются в течение нескольких лет. Недавно мы заказали Саре Зе, Чаку Клоузу и Джин Шин работы для этих станций. Сара Зе, например, готовит серию рисунков — птицы в голубых и бледно-лиловых тонах, которые будут напечатаны на кафельной плитке и размещены в разных местах на поверхности стен.

Дуг и Майк Старн. Смотри, оно раскалывается. Смотри, оно меняется, 2008
Станция метро South Ferry, 1-я линия

Для увеличивающейся 7‑й линии (она проходит по Куинсу и называется «Международный экспресс», поскольку там очень пёстрое в плане национального состава население) Зенобия Бейли готовит роскошную мозаику. Вообще‑то, она вяжет крючком масштабные скульптуры. И для этого проекта создаст мозаику на основе вязания — сюжеты о космосе и зарождении жизни на Земле.

В нескольких новых проектах мы используем ламинированное стекло. Так, Портия Манзон выращивает цветы, сканирует их, делает гигантские принты, которые затем переводятся на ламинированное стекло. Кристофер Рассел сделал скульптуру для станции на 9‑й авеню. Это историческая станция, в её интерьер включён забор. Рассел придумал ворота в форме пчелиных сот, а на каждом столбе этого забора теперь есть навершия и красивые стилизованные пчелы. В общем, он здорово усилил исторический дух станции. Несколько лет назад Уолтер Мартин и Палома Муньос сделали проект под названием «Сборище» на станции «Канал-стрит» — 174 чёрные бронзовые птицы. Так что спектр сюжетов и материалов у художников программы очень широк. Мы всегда думаем о том, как содержать эти произведения, и как они выдержат испытание временем.