2000-е

,

2010-е

,

MOMA

,

Музейный маркетинг

,

Новые музейные стратегии

,

Музеи

,

США

Музей в поисках аудитории

Сегодняшнему посетителю художественного музея, по мнению музейных маркетологов, уже недостаточно выставок и экскурсий. Музей оказался перед лицом проблемы создания адекватного сегодняшнему дню музейного образования, соединяющего одновременно и познавательную программу, и развлечения. Отсюда и новый термин, поднятый на щит музеями в борьбе за количество посетителей (особенно молодых), edutainment, т. е. образование в удовольствие

№ 2 (581) / 2012

Из серии МоМА Visitors, 2009
Фотография: © Jason Brownrigg. © The Museum of Modern Art

Год назад Музей современного искусства Нью-Йорка (MoMA) предложил посетителям игру. На карточках с пропечатанным «I visited MoMA and…» предлагалось после «and…» дописать свои эмоции и впечатления. Одно послание заставило музей серьёзно задуматься.

«Я страшно разочарована, — писала 9-летняя Аннабель. — Я не нашла динозавра. Только гардероб, два фонтана и какой-то мусор. А еще зовётесь музеем».

Что поучительно, итогом маркетинговой инициативы не стала новая образовательная программа, чтобы объяснять детям современное искусство. MoMA увидел проблему Аннабель в другом — в неоправданных ожиданиях своей аудитории. Те, кто переступают порог музея, обязаны получить то, за чем пришли. Даже если пришли за динозавром.

Хорошо, за динозавром, ну, а ещё за чем? Под напором различных факторов и рекламных аргументов, непрерывно советующих зачастую нечто противоречивое, вкусы сегодняшнего человека бросает из стороны в сторону. Музею чрезвычайно сложно поймать аритмию маркетинговых вбросов, чтобы твёрдо сказать своему посетителю — ты должен прийти сюда «потому что так делают все» или «потому что так делают избранные».

Зачем ходят в музей?

Одного комфорта явно недостаточно, в кафе МоМА — одно из лучших детских меню, а Аннабель упрямо пришла за динозавром. Возникает вопрос о соответствии ожиданий: задача современного музея не только заманить посетителя — статистика показывает, что значительную часть кассы временных выставок занимает как раз вернувшаяся аудитория. Причем, вернувшаяся не одна, а в компании, т. е. когда музей теряет одного посетителя — он теряет их десятками.

Людям необходимы личные впечатления. Музеи стали социальными пространствами, местами посещения с друзьями и семьей. Основные барьеры, препятствующие аудитории, — это музейное наполнение и удобство: в поисках места и способа проведения досуга большинство предпочитает другие занятия. Отсюда необходимость уникальных, интерактивных идей для увеличения посещения.

В 2011 году среди европейских музеев были проведены исследования ожиданий аудитории на входе в музей и впечатлений на выходе. Людям предлагалось ответить на ряд вопросов, которые затем сводились к четырём основным мотивам визита:

  • социальный (влияние рекламы, моды, советов, блогосферы);
  • интеллектуальный (желание поднять культурный уровень);
  • эмоциональный (поход за эмоциями, своего рода Диснейленд);
  • духовный (очищение, близость к сакральному).

Вот как располагались мотивы прихода аудитории на входе в музей:

  • социальный — 41%;
  • интеллектуальный — 43%;
  • эмоциональный — 10%;
  • духовный — 6%.

А это повторно говорили люди на выходе:

  • социальный — 8%;
  • интеллектуальный — 32%;
  • эмоциональный — 41%;
  • духовный — 19%.

Как можно воспользоваться этой информацией? Очевидно, что людей изначально привлекает реклама и статус музея или выставки, но после реального контакта с искусством большая часть людей своё первое мнение меняет. Те, кто шли за знаниями, знания и получили, их процент неизменен. Остальные стали адептами музея за счет пережитых эмоций. Именно после их восторженных рассказов придут новые посетители.

Слово посетителю

Осенью 2010 года в интернет был запущен 10-минутный ролик, повествующий о путешествии молодой пары в Лувр. Снятый по заказу музея одним из самых востребованных креативных бюро Франции (на его счету — рекламные фильмы самого Каннского фестиваля), ролик лишь четверть экранного времени показывал шедевры Лувра i Ролик можно увидеть здесь: http://youtu.be/xJxH-QuJeXo . Остальное время, складывалось впечатление, кинокомпания халтурила: снимала кафе, книжный магазин, лестницы, детей, парки, панорамы Парижа и жизнь пары вне музея. Зачем всё это Лувру? Оказывается, каждый кадр видео нёс в себе уникальный практический смысл. Своего рода это видеобиблия по музейному маркетингу.

Из серии МоМА Visitors, 2009
Фотография: © Jason Brownrigg. © The Museum of Modern Art

Когда аудитория приходит в музей? Переступает порог — понятно, но правильнее считать началом экскурсии не покупку билета, а появление желания посетить выставку, т. е. первый контакт с информацией или рекламой. Точно так же контакт с искусством не ограничивается воротами музея — от того, насколько уютными будут, скажем, уличные кафе в непосредственной близости, зависит полный цикл удовольствия. Мы помним, что человек, покидая музей, становится рекламным носителем — и от того, насколько ему будет комфортно удержать свои эмоции, зависит и качество их передачи. Музеи, считающие что подметать нужно только свою половину улицы, — неправы.

Предоставим слово Джеймсу Ливингстону-Уоллесу, профессиональному арт-путешественнику из Парижа (как он себя называет). Джеймс с семьёй совершает до 350 визитов в международные музеи в год и собрал записную книжку афоризмов и наблюдений:

«Музей — это место, где людям хочется расслабиться. Как в хорошем ирландском пабе».

«За границей часто раздражает отсутствие надписей на английском. Этим страдают даже топ-музеи: вы не понимаете, на что смотрите».

«Поздние часы работы музея в течение рабочей недели хороши для тех, кто занят днём. Но музеи упорно переносят поздние часы на выходные, когда эти люди хотят отдохнуть».

«Гораздо лучше силой вытаскивать ребенка из музея, чем насильно заталкивать в него. Детские комнаты — отличный выход для малыша и его родителей: одни проникаются искусством, другому весело».

«Поддерживая уровень влажности в людях, музей продержит их дольше. Это о наличии кафе».

«Присутствие таблички «начало осмотра» ещё можно стерпеть, но при виде «продолжение осмотра» мне лично хочется поскорее найти «окончание…»

Новая аудитория

С детьми в музеях всегда непросто. Они требуют выдержки, если идут на экспозицию со взрослыми, или специальных образовательных программ, когда посещают музей в составе детской группы.

Многие музеи (и даже западные) ограничиваются устройством детской игровой комнаты, где с детьми играют, пока родители ходят по выставке. Другие приглашают детских психологов и педагогов, создавая программы посещения для самых маленьких. Третьи включаются в общеобразовательные программы i В апреле 2012 года министр культуры Р Ф Александр Авдеев предложил сделать посещение музеев обязательной частью школьной программы и у нас. Если инициатива будет поддержана новым руководством, отечественные музеи получат существенную прибавку аудитории. .

Из серии МоМА Kids, 2009
Фотография: © Jason Brownrigg. © The Museum of Modern Art

Специалистом по работе с детьми в Европе считается Tate Modern. Когда музей задался целью выделить типы своей основной аудитории, у него получилось: средний класс, любители искусства, постоянные, туристы, профессиональная среда. В список желаемой аудитории вошли: семьи с детьми, школы и преподаватели, студенты, прочие молодые люди. Ставку на усиление посещаемости решено было сделать на молодёжь от 13 до 25 лет. Как они определили для себя их вкусы? Воспитаны на современных технологиях, используют социальные сети для выражения своего мнения и следования чужому, ключ к успеху — создание музейного сообщества. Следуют рекомендациям сверстников, предпочитают глагол «делать» слову «иметь», любят мульти-задачи и всё, что можно назвать «крутым». Очень уверенная аудитория, с устойчивыми предпочтениями. В первый же год, положивший начало успешной работе с детьми, было реализовано два проекта: онлайн-игра «Loud Tate», переходившая в реальное посещение музея, и выставка-фестиваль «Bring the Noise!», которую сопровождали непрерывные интерактивные события в экспозиционных залах — мастер-классы, конкурсы, концерты, спортивные занятия. Кстати сказать, после случая с Аннабель в музейном магазине МоМА появились стилизованные фигурки динозавров.

В мировой музейной практике есть ещё специальная и очень сложная категория посетителей — non-visitors, «не-посетители». Или, если быть точным, «ещё не посетители». Именно эта аудитория рассматривается музейными маркетологами как одна из наиболее перспективных. Как правило, это люди, по роду занятий (но не заработка) не сталкивавшиеся с музеем ранее, либо те, чей интерес зависит от моды, а предыдущий «культурный бум» они провели на дискотеках или в детской коляске.

Ежегодно музейная аудитория становится предметом разбора на нескольких ежегодных международных конференциях. При этом существуют и нишевые музейные саммиты — например, посвящённые только социальным сетям в искусстве или только финансированию культурных проектов, — собирающие до 400 участников. Наблюдая, как изменяются тенденции и материал, невольно задумываешься о целесообразности покупки книг по музейному маркетингу. Они, скорее, нужны при написании статей и диссертаций по истории предмета. Что касается блогов, то обращение к ним вовсе не бесполезно. Главное — не купиться на псевдостратегии, навязываемые мнением специалистов, которые в интернете разбираются лучше, чем в музейной практике. И не копировать слепо всё, что происходит на Западе и Востоке, — ментальная адаптация необходима всему, даже самым успешным международным проектам i Вот несколько ресурсов, позволяющих следить за изменениями музейной среды: museumnext.org — блог консультанта по маркетингу в сфере искусства Джима Ричардсона слился с его детищем, конференцией по социальным сетям и IT для музеев. Очень грамотные исследования и стратегии, которые применимы в России уже сейчас; communicating-themuseum.com — сайт СTM, столпа музейного маркетинга. Помимо возможности регистрации и участия, на ресурсе открыт доступ к итогам всех конференций. Чрезвычайно познавательно, особенно если бюджет или лень не позволяют кататься с пользой; museumstrategy-blog.com — ресурс Клер Солери, привлечённого к организации CTM блогера. Свод многих и многих статей и конкретных примеров; nmc.org — здесь ежегодно публикуются исследования консалтингового Horizon Project различных сфер, в том числе музеев и современных музейных технологий — среди них. .

Музейный бренд — музейный бред?

В год 500-летия со дня рождения Генриха VIII в объединении исторических музеев Великобритании Historic Royal Palaces всерьёз задумались, как не превратить юбилей в очередные похороны. Их целью было привлечение новой молодой аудитории, изменение имиджа пыльных сундуков с сокровищами, а также рост доходности музеев (они не финансируются ни правительством, ни королевской семьей). Ставка была сделана на замену традиционных музейных атрибутов неожиданными решениями: все геральдические логотипы были упрощены и стильно перерисованы, информационные панели в музеях сопровождали актёры в исторических костюмах, был запущен до того неработавший винный фонтан в саду музея. Курс риторики прошёл весь обслуживающий персонал, от экскурсоводов до охраны. Ранее запретные темы смерти, болезней, инцеста и другие рейтинговые вопросы теперь могли быть озвучены посетителям. Аудиогиды наоборот, стали недоступны: людям приходилось вступать с обстановкой и сотрудниками музея в коммуникацию. В сети Twitter отсутствие информационных поводов музей компенсировал публикацией биографической новеллы о Генрихе VIII, продолжения которой люди ожидали, как телесериала.

Слово «бренд» прочно встало в сознании людей на полку супермаркета и связано с визуальной идентификацией. Но это — понимание вчерашнего дня. Многие музеи до сих пор зациклены на идее, что они ограничены собственной коллекцией, зданием, городом. Они ограничены гораздо большим — своим брендом. При этом бренд музея — это одна большая крыша, под которой проходят миллионы других событий. Вот пример. После четырёх лет успешной работы фирменный магазин Tate Modern провёл среди покупателей анкетирование. Оказалось, политика успешного музея серьёзно противоречила спросу: туристам хотелось узнаваемых брендированных товаров, тогда как Tate предпочитал делать логотип незаметным. После анализа аудитории покупателей (что не всегда совпадает с музейной аудиторией) магазин выявил восемь типов аудитории, повернув производство навстречу каждой из них. Коммерческий успех предприятия повысился в разы, а вместе с ним — число посетителей, которые возвращались в музей при каждом следующем своём визите в Лондон.

При этом чем проще месседж музея, чем более понятен он аудитории, тем легче она становится его адептом. Слишком сложные программные заявления могут отпугнуть, простые — найти её понимание и сопереживание. Это очень похоже на кинорынок, где продюсеры последние лет сто определяют успех будущего фильма по ключевому вопросу: можно ли передать его сюжет одним предложением?

Twitter — необходимость

Twitter, конечно, не первоочередная необходимость, но только с одной оговоркой: если в музее паутина по углам, то начинать нужно с уборки, а не регистрации микроблога. Иначе аудитория, привлечённая соцсетями, придёт, сфотографирует паутину и разместит её в этом же блоге. На этом всё и закончится. Во всех остальных случаях социальные сети — мощнейший инструмент для общения с музейной аудиторией. Причём как для исследований её вкуса, так и его формирования.

Из серии МоМА Visitors, 2009
Фотография: © Jason Brownrigg. © The Museum of Modern Art

Мы неслучайно остановились на местах обитания аудитории. Сегодня таковым надолго и всерьёз стал интернет. По статистике более 2/3 его пользователей имеют собственные аккаунты в социальных сетях, из них более половины держат свои страницы открытыми в течение всего рабочего дня, параллельно с офисными программами и другими гаджетами. В чём притягательность и популярность Twitter’ов и Facebook’ов? Любая социальная сеть предоставляет участникам две уникальные возможности: познавать и делиться. Другими словами, находить (наталкиваться, раскрывать, получать) занимательную информацию и передавать её дальше — людям, которых ты сам считаешь интересными, потенциальным потребителям, которых ты отбираешь сам, формируя этот эксклюзивный рынок годами, т. е. своим друзьям. И это очень ценный капитал, поверьте.

Мы вплотную приблизились к эдютейменту. По сути, «познавать и делиться» — это он и есть. Что делать с пользой, что в удовольствие — каждый решает сам. С начала 2000-х годов музеи стали переносить активность в интернет, а он следом скорректировал и подход культурных институций в вопросах привлечения аудитории, максимально смешав понятия виртуальной и реальной выставок. Одновременно начался постепенный перевод посетителей с официальных ресурсов на социальные сети. Музеи обязаны участвовать в социальных сетях, поскольку их посещает гораздо больше людей, чем их официальные сайты. Если такой активности у музея нет — он теряет свою аудиторию. При этом официальные сайты должны иметь облегчённые версии для доступа со смартфонов и планшетов. Официальные сайты сегодня остаются неким «уставом» музея, который он обязан иметь. Основная же активность развивается и всячески поддерживается там, где он живёт — в соцсетях. Отныне «закладки», которые сохраняли пользователи в память о понравившихся веб-сайтах, стали неактуальны — на смену им пришёл контент, попадающий в поле зрения человека независимо от того, возвращается он на официальный ресурс или нет.

Социальные медиа стали новым каналом обмена информацией, и его роль в принятии решения аудитории возрастает с каждым годом. Обманчиво, что только молодая аудитория привязана к социальным сетям. 24% людей возрастом 65 лет и выше имеют собственные блоги. Особенно это распространено среди тех, у кого есть семьи.

Наряду с небывалым охватом аудитории, вторая ценность социальных сетей — в их маркетинговой функции. По живой реакции на вашу информацию можно судить о предпочтениях ваших постоянных и будущих посетителей. Многие музеи чередуют новости с вопросами — что в будущем хотела бы видеть их аудитория? i Исследования пользователей интернета, проводимые музеями, сводят их основные потребности в онлайн-общении с искусством к следующему: — создаётся осязаемая связь между человеком и культурной организацией; — возникает чувство открытости, соучастия и погружения; — образуется контент, который приятно передавать дальше, тем самым подчёркивая свою причастность к культурному процессу и заинтересовывая друзей; — появляется возможность создания интерактивных проектов при участии аудитории; — рождается новый канал связи, общение «посетитель-музей», а с ним и возможность формировать его политику.

Guggenheim New York создал страничку на YouTube — «Вызов Гуггенхайму». Музей получил более 40 тысяч видео, снятых посетителями, 125 из которых были размещены на портале и мониторах внутри музея. Это сработало в двух направлениях: привлекло внимание игровым азартом, увеличив посещаемость, и расширило культурный кластер видео об искусстве в целом — что прогнозирует приток людей в будущем.

Марина Абрамович. Художник присутствует, 2010

Перформанс

Марина Абрамович. Художник присутствует, 2010

Фотографии участников во время перформанса

Марина Абрамович. Художник присутствует, 2010

Фотографии участников во время перформанса

Марина Абрамович. Художник присутствует, 2010

Фотографии участников во время перформанса

Марина Абрамович. Художник присутствует, 2010

Фотографии участников во время перформанса

Марина Абрамович. Художник присутствует, 2010

Фотографии участников во время перформанса

Марина Абрамович. Художник присутствует, 2010

Фотографии участников во время перформанса

Марина Абрамович. Художник присутствует, 2010

Фотографии участников во время перформанса

Марина Абрамович. Художник присутствует, 2010

Фотографии участников во время перформанса

После своего повторного открытия в 2004 году MoMA переживал кризис аудитории, которая воспринимала его очередной «белой коробкой» для искусства. Выйти на прежний уровень популярности ему помогли социальные сети. В первые месяцы запуска канал музея на YouTube имел всего три видео, каждое из которых раскрывало музей глазами посетителей разных возрастов, от ребёнка до пожилого человека. Однако МоМА сделал ставку на другой ресурс, фотохостинг Flickr, совместив его с другой маркетинговой задумкой, созданием аудиторией собственных коллекций. Отныне посетители музея могли не только фотографировать постоянную экспозицию, но и размещать собственные галереи впечатлений — и не где-нибудь, а на официальной странице музея! Игра переросла в конкурс с определением победителя и продолжается, трансформируясь, много сезонов подряд. Flickr также был использован во время выставки Марины Абрамович в 2010 году — фотографировались лица посетителей, садившихся напротив художницы в ходе перформанса «Художник присутствует». В течение нескольких дней ресурс стал пользоваться бешеной популярностю, и его даже сделали частью официального сайта выставки.

В последние полгода обороты набрала новая соцсеть Pinterest, предоставляющая возможность увлечённым людям делиться своими впечатлениями в любой материальной форме. Кроме того, её очевидное преимущество — максимальная визуализация информации, когда глаз считывает только изображение. По итогам 2011 года Pinterest вышла на третье место в США по количеству пользователей после Facebook и Twitter. Несомненно, идеология новой игрушки отвечает потребностям музеев, и некоторые из них обзавелись новой иконкой «p» вдобавок к уже традиционным «f» и «t» i Можно классифицировать «тренд 2012 года» по следующим направлениям: — возможность создавать онлайн-коллекции, как это сделал Indianapolis Museum of Art; — реклама собственного онлайн-магазина по принципу Chicago History Museum; — организация онлайн-дискуссий, как это делает МоМА в работе с детьми; — проведение опросов через игру, опробовано тем же Chicago History Museum; — размещение изображений в высоком качестве для детального изучения, как у Children’s Creativity Museum из Сан-Франциско; — ссылки на коллег по цеху, чем успешно занялся Savannah Children’s Museum; — репосты интересных фотографий и примеров, как делает Zimmer Museum. .

Wiki-museum

Незаметный для многих музеев, живущий отдельной жизнью инструмент Wikipedia — не сайт и не толковый словарь. Это собрание знаний человека, поданых доступным языком, а также самый эффективный способ распространения информации. Вопреки устойчивому мнению, она не ставит целью удержать внимание — скорее переадресовать пользователя дальше. Являясь пятым по посещаемости сайтом планеты, Wikipedia скрывает удивительные возможности для музеев. В интернет-среде размещение изображений сопряжено с авторскими правами, что очень часто сдерживает искусство за цифровой стеной. В данном случае речь идёт об информации, которая приведёт пользователя на ваш сайт и в музей.

С тех пор как Deuthsce Bundes-archive подарил Wikipedia права на использование собственного архива, количество посещений официального сайта возросло до миллиона в месяц. Если бы не такая интернет-благотворительность, количество гостей ресурса было бы ровно на миллион меньше.

British Museum, обладая одним из самых масштабных веб-сайтов, решился создать свою страницу в Wikipedia. Через год после запуска оказалось, что количество обращений на Wiki-страничку в пять раз больше, нежели на официальный сайт — сыграл фактор доверия «независимому» ресурсу. Одновременно с этим другие издания, ранее опубликовавшие материалы о British Museum с ошибками, посчитали нужным исправить их в электронных версиях. Таким образом музей смог увеличить распространение и качество информации о себе и своей коллекции.

Google уводит из музея?

В феврале 2011 года в музейном мире царил лёгкий шок. Интернет-гигант Google запустил новый интерактивный проект, как многим показалось, для ненавязчивого присутствия в кластере искусства. Однако технические возможности проекта давали поистине уникальную возможность — увидеть лучшие музеи мира и их шедевры, не покидая кресла перед компьютером. Многие всерьёз опасались, что на этом эра музейного дела вообще прекратится. Однако затем Google выложил официальную статистику: в первые три месяца количество обращений к сайту проекта превысило 12 миллионов, при этом музеи, принявшие участие в проекте, за первое полугодие увеличили поток посетителей в среднем на 6%!

Google Art Project не ставил целью заменить музеи или их вебсайты, он только дополнил впечатления от физического общения с произведениями искусства. При этом режим макросъемки позволял пользователям рассмотреть картину в подробностях, которых не даёт ни музей, ни человеческий глаз. Большой интерес вызвала возможность создания пользователем собственных «кураторских коллекций» на основе представленных музейных собраний — 90 тысяч «кураторов» попробовали свои силы в первые три месяца.

Из серии МоМА Visitors, 2009
Фотография: © Jason Brownrigg. © The Museum of Modern Art

Присоединение MoMA к Google Art Project далось нелегко: большинство картин находятся в действующем поле авторского права. Понимая важность проекта, музей сам вступил в переговоры с правообладателями, настаивая на предоставлении разрешений на бесплатной основе. Кстати, юридически все права остаются у музея, а Google получает лишь лицензию на размещение изображений на своём ресурсе. В итоге все довольны. «Музей в восторге от участия в Google Art Project, — уверяет Хейди Вандамм, руководитель отдела маркетинга Van Gogh Museum (Амстердам). — Вопреки опасениям, увеличился поток посетителей не только экспозиции, но и официального сайта. Новости стали активно обсуждать в социальных сетях. Плюс у нас 16 маркетинговых союзников — это остальные музеи, принявшие предложение Google. Каждый из них является рекламным носителем для других». В апреле Google Art Project сделал новое «вливание» в проект — к первым 17 музеям присоединились 147 новых. Из российских это Государственный музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина, Русский музей и Музей имени Н. К. Рериха.

Современные игрушки

Определить свою аудиторию, разбив её на сегменты, чрезвычайно важно для работы с ней. Различия в возрасте, географии, достатке и образовании определяют, как люди чувствуют и понимают культуру. Последний мировой кризис наметил спад интереса к искусству. Это коснулось не только покупательной способности арт-рынка, но и посещения выставочных пространств. В 2011 году статистика упорно доказывала тенденцию к восстановлению количества «людей-от-искусства».

Ежегодно The Art Newspaper публикует отчёт о посещениях международных выставок. С конца 2000-х годов мировая аудитория музеев примерно в одинаковом количестве распределилась между тремя регионами: Северная Америка, Европа и Азия. Шесть самых кассовых выставок 2011 года собрали около 5 миллионов посетителей: National Palace Museum Тайваня и Tokyo National Museum — 1 400 000, Grand Palais и Эрмитаж — 1 500 000, а две американские выставки сделали MoMA абсолютным рекордсменом — более 1 800 000 визитов.

Можно и по-другому взглянуть на эти цифры. В Китае и Японии наибольшим успехом пользовались выставки, имеющие религиозную и духовную направленность (эзотерический буддизм); во Франции и России внимание аудитории фокусировалось на традиционных ценностях (Клод Моне, собрание музея Прадо), тогда как в Нью-Йорке господствовали технология и дизайн (экспрессионисты и Александр МакКуинн).

Три разных ориентира очень точно показывают разделение интересов сегодняшней аудитории. Преимущественно разделяясь по географическому принципу, они существуют в каждой стране и каждом музее. Но есть и одна вещь, связывающая все три примера — современные технологии. Сайт, запущенный к выставке Моне, привёл более половины посетителей и считается лучшим образцом интернет-поддержки выставки. К обеим выставкам МоМА были разработаны приложения для мобильных устройств, позволявшие аудитории следить за выставкой до и после визита. И даже медитативные ландшафты тайваньского музея были мультимедийными.

Бум восхищений и споров вокруг мобильных приложений для музеев — всего лишь следствие их раскрутки производителями. Технические новинки в сфере выставок известны с 1952 года, когда был запущен первый переносной радиоприёмник с аудиогидом. Тогда с посетителями посредством радиосвязи дистанционно общался куратор выставки. Разнообразие языков также не было проблемой для крупных музеев, имевших возможность пригласить несколько специалистов. На смену им пришли аудиогиды с кассетной технологией, а позднее — перфокарты, позволяющие людям самим выбирать маршрут осмотра, не предписанный последовательной записью с чередой картин.

Посетители всегда хотели играть более активную роль при посещении музеев и галерей — от выбора маршрута до возможности самостоятельного формирования экспозиции. Появление мобильных приложений для музеев означало то, что посетитель принесёт устройство с собой, следовательно, снизит расходы музея по приобретению, установке и обслуживанию устройств. Наряду с этим гаджеты открыли музеям свершено новую перспективу: вынести выставку за пределы здания.

Не стоит забывать, что появление аудиогидов — предвестников мобильных приложений и экспозиционной техники — пришло из обоюдного желания музея и его аудитории i Первый «пиратский» аудиогид появился в 1980 году в Metropolitan Museum of Art. Он назывался «Шедевры без указки», и распространялся перед входом в музей предположительно, советскими эмигрантами. . Одного — привлечь технической новинкой, других — получить свободу перемещения, отвязавшись от группы. Сегодня музеи, «загоняя» свои фонды в телефон посетителя, заботятся уже о другой «отвязке» —
выхватить человека из плена интернета: чтобы он, единожды загрузив информацию, оставался с ней и за пределами музея.

Другими причинами, по которым музеи обратились и продолжают обращаются к мобильным приложениям, являются: возможность разнообразить систему получения информации посетителем, двусторонний обмен информацией (например, создав виртуальную книгу отзывов), привлечение молодёжи, для которой мобильные технологии являются синонимом стиля и моды, получение и обсуждение информации до и после выставки, а не только на ней.

10 интересных музейных приложений

MoMA. Abstract Expressionists New York App

Приложение для iPad посвящено выставке американских экспрессионистов (2011) и содержит ключевую информацию о проекте, а также массу дополнительной информации, доступной только здесь — карты исторического города, глоссарий арт-терминов, возможность публиковать понравившиеся работы с выставки через Twitter и многое другое.

https://www.moma.org/interactives/exhibitions/2010/abexny/

Tate. Tate Trumps Game

Игра в жанре «квест», позволяющая превратить Tate Modern в зону интеллектуальных развлечений. Объектами охоты и загадок становятся сами картины. Что важно — игра коллективная, с возможностью подключения целой группы участников, и итоговым определением победителя. Стала одинаково интересна и детям и взрослым благодаря разным уровням сложности.

www.tate.org.uk/context-comment/apps/tate-trumps

Smithsonian. MEeanderthal

Игровое приложение, превращающее любую фотографию, вас или вашего друга, в неандертальца с сохранением характерных анатомических особенностей лица. Помимо развлечения, каждая стадия превращения отдельно и доступно описывается с эволюционной точки зрения.

www.humanorigins.si.edu/resources/whats-hot/meanderthal-mobile-app-0

Empire State Building. Tony’s Audio Tour

Интерактивный гид по Нью-Йорку глазами водителя такси.

Приложение MoMA Abstract Expressionists New York App

Приложение Tate Trumps Game

Карта Empire State Building с официального сайта http://www.esbnyc.com/

Museum of London. Streetmuseum

Приложение с технологией «дополненной реальности». Прогуливаясь по Лондону пользователь может видеть архивные фотографии мест, в которых сейчас находится, с наложением их на современные снимки.

Приложение временно недоступно. Все приложения Museum of London можно посмотреть здесь: https://www.museumoflondon.org.uk/discover/museum-london-apps

Louvre/DNP. Museum Lab

Совместный франко-японский проект по превращению Лувра в крупнейший интерактивный комплекс. Разработки включают в себя как мобильные приложения, так и сенсорные экраны, размещённые на экспозиции, а также системы управления голосом и жестами.

www.museumlab.eu

Приложение Smithsonian. MEeanderthal

Приложение Museum Victoria. Field Guide to Victorian Fauna

Приложение Coldtiz Castle. Coldtiz Live

Coldtiz Castle. Coldtiz Live

Приложение для iPhone, в игровой форме рассказывающее о событиях Второй мировой войны. Вместе с героями вам предстоит сбежать из окружённого нацистами замка. «Брестская крепость» на западный лад.

Приложение временно недоступно для скачивания.

Museum Victoria. Field Guide to Victorian Fauna

Интерактивный атлас с рисунками, звуками и видео. Мечта ребёнка.

Доступно для iOS и Android.

https://museumsvictoria.com.au/apps/field-guide-app-to-victorian-fauna/

 

Nationalmuseum Stockholm

Аудиогид для ребенка спрятан внутри игрушечной совы, лисички или медвежонка. Прогулка со зверюшкой, рассказыващей о музее, запоминается надолго. И тянет вернуться туда, где игрушки говорят.

Museum of Wellington City & Sea

Единственный новозеландский музей в списке создал оригинальный мультимедийный саундтрек для просмотра-прослушивания перед гигантским аквариумом.