XX век

,

2000-е

,

2010-е

,

Джентрификация

,

Литва

,

Практика

История одной республики

Пятнадцать лет назад жители вильнюсского квартала Ужупис (в переводе на русский — «Заречье») провозгласили свою независимость от официальных литовских властей, жизнь по законам искусства, выбрали президента и кабинет министров маленькой республики художников. То, что происходило потом, ближе к классическим историям джентрификации творческих районов. Но здесь, как и в любой истории, самое интересное — это детали

№ 4.1. Приложение к № 4 (587) / 2013

Ужуписский «Ангел» — символ республики

Пётр Костин, художник, житель Ужуписа:

Литва долгое время входила в состав Советского Союза, и многое у нас, в том числе организация работы культурных учреждений, вполне советское. Те же, кто придумал Ужупис, хотели перепрыгнуть через несколько ступенек и подняться до европейского подхода к искусству, прежде всего институционального. Речь идёт не столько о художниках, сколько о компании творческих людей, которые и организовали этот затянувшийся перформанс с президентом, конституцией и кабинетом министров. В какой‑то момент они посмотрели на карту и подумали: район изолированный, со всех сторон окружён водой, с остальным миром связан только мостами — почему бы здесь не быть отдельной стране? Каждый выбрал должность: министром чего он будет. Потом написали любопытную конституцию, которая сейчас переведена на многие языки. Таблички с переводами развешаны на одной из улиц Ужуписа, и по инициативе посольств иностранных государств регулярно появляются новые, официальным лицам очень нравится в дни каких-нибудь торжеств их открывать. Внезапно оказалось, что здесь у власти какие‑то более цивилизованные «мафиози», чем везде. Им как‑то по‑человечески нравится то, что мы делаем, например, нынешнему мэру Вильнюса, который здесь теперь живёт. Делать деньги в странах бывшего Союза — жестокое занятие, но он хотя бы не делает деньги здесь. Вчера, например, приехал с полным багажником мороженого и прямо на улице всех угощал. А недавно у нас был Далай-лама, его монахи делали мандалу из песка и выкидывали её потом в реку Вильняле. По вопросам организации этого события состоялось собрание правительства, то есть все собрались на берегу реки и ели шашлыки.

Въезд на территорию республики Заречье

Территория ужуписского «Инкубатора искусства»

Территория ужуписского «Инкубатора искусства»

Территория ужуписского «Инкубатора искусства»

Юлия Фомина, куратор Центра современного искусства в Вильнюсе:

Одно время я жила как раз за Ужуписом и по дороге на работу проходила его насквозь. Но сегодня тут многое изменилось, причём не столько внешне, сколько внутренне. Раньше здесь было много, как говорят, асоциальных людей, сейчас их почти нет. То ли они продали дома и уехали, то ли ещё что‑то произошло. Раньше большинство домов находились в аварийном состоянии, некоторые из них сдавались под студии, а, может, и художники их просто занимали, ни у кого не спрашивая. Сейчас, по‑моему, эти здания выкупаются. С тех пор как там поселился мэр, в Ужуписе стали ремонтировать дороги, красить фасады, замазывать граффити. Цены на недвижимость стали просто заоблачными. И они всё растут и растут. И вот уже лет пять-шесть Ужупис — это модный район с ориентацией на хипстерский бизнес. Например, там есть чудесные маленькие лавки, где торгуют свежей рыбой из Клайпеды, что в Вильнюсе большая редкость. Открылся магазин биопродуктов, косметики ручной работы, появился небольшой рынок экопродуктов, который бывает по четвергам. Ко всему прочему, район замечательно расположен: почти центр, чудесная природа, течёт река, все чисто и красиво.

Пётр Костин: Попытки заработать на этой земле, на репутации артистического квартала — это и есть сейчас самая большая беда Ужуписа. Раньше всегда считалось неприемлемым строить тут бизнес. Неслучайно, символ республики — рука с дыркой на ладони, куда проваливаются монеты, знак бессребренничества.

Юлия Фомина: Можно, конечно, сколько душе угодно сожалеть об утраченной атмосфере, но сейчас мне здесь гораздо больше нравится. Развитие маленьких альтернативных бизнесов — это то, что нужно Вильнюсу: не гигантские моллы, а вот такая частная инициатива. Мой друг дизайнер, недавно вернувшийся из Берлина, поначалу сокрушался, что за четыре года его отсутствия никаких новых мест не открылось. Но потом он нашёл маленькое кафе — на четыре столика — в Ужуписе. Говорит, что это лучшее место в мире, и сидит там безвылазно.

Улицы Ужуписа

Улицы Ужуписа

Улицы Ужуписа

Улицы Ужуписа

Улицы Ужуписа

Улицы Ужуписа

Пётр Костин: Ко всему прочему, у нас прекрасные праздники, самый толковый из них — это День независимости Республики Ужупис. Он немного смешной, потому что происходит в День дураков, и каждый житель устраивает всё, что захочет, например, шествия. Однажды кто‑то придумал, что шествия непременно должны происходить полубегом-полушагом, и все толпой неслись по Ужупису на огромной скорости. Иногда устраивают баню на речном берегу, обычно зимой. А наш президент, Рома Лилейкис, по образованию режиссёр-документалист, придумал праздник Белой Скатерти. Белый цвет — символ начала, на нём лучше всего проявляется искусство, неважно холст это или экран. Обычно этот праздник проводят на местную Пасху, ставят на улицах столы и выносят угощение. Сюда же приглашают музыкантов. Рома дружит со всеми лучшими музыкантами Литвы, и они у нас играют бесплатно.

Юлия Фомина: Праздники, действительно, популярны, поскольку предназначены для широкой публики. Ещё в середине 1990‑х, когда Ужупис был заброшенным районом, там состоялся первый фестиваль альтернативной моды — «Армадай». Подиум был устроен в разрушенном здании, от которого только стены и остались. Студенты, которые всё это придумали, использовали их в качестве декораций. Вот эта студенческая инициатива гораздо больше была похожа на культурное мероприятие «для своих», чем все декларации, конституции, граффити и прочие экзотические штучки.

Пётр Костин: Граффити — это больше для туристов, внешнее, а если взглянуть изнутри, то по‑настоящему талантливых людей здесь, действительно, можно пересчитать по пальцам.

Улицы Ужуписа

Улицы Ужуписа

Улицы Ужуписа

Улицы Ужуписа

Улицы Ужуписа

Юлия Фомина: Сейчас никто, с кем бы я работала как куратор, в Ужуписе не живёт. Разве что моя коллега, но и та по чистой случайности — просто когда‑то очень давно купила тут дёшево квартиру. Наши художники облюбовали бывшие заводские помещения — так называемые лофты.

Пётр Костин: Самые творческие ребята приходят со стороны, да хоть из той же Академии, которая находится за речкой. Например, парень, который весь город завесил качелями, не из наших. Но это не важно, важна энергия места. Такие же качели вешали под мостами и пятнадцать лет назад, устраивали выставки на берегу или ставили фигурки в воде, которые шли поперёк течения, и птицы летали зимой над речкой. Раньше много всего весёлого было.