«Искусство» — № 1 (525), 2003

Манеж искусства

Сезон сезону рознь. Случается, что идущие одна за другой выставки, акции и различные фестивали современного искусства не оставляют времени для посещения экспозиций классики. Бывает, что какой-либо художественный сезон в первую очередь запоминается или длинными очередями в музеи (что, увы, сейчас крайне редко), или юбилейными мероприятиями, или показательными распродажами произведений искусства.

Прошедшие ноябрь—декабрь — художественный demi-saison в полном смысле слова, поровну распределивший интерес между событиями арт-бизнеса и некоммерческими проектами современного искусства, «мемориями» и сегодняшней экспозиционной практикой, музейными и галерейными выставками.

Самыми, пожалуй, заметными событиями московского декабря стала художественная ярмарка «Арт- Манеж-2002» и сопровождавшая ее некоммерческая экспозиция, посвященная сорокалетнему юбилею, а как говорили иные, памяти выставки «30 лет МОСХ». Как известно, та «манежная эпопея» 1962 года положила конец наивным иллюзиям художественной общественности, рассчитывавшей на то, что «оттепель» еще либеральнее распогодится, и направила советское искусство вспять. Что, в отличие от проекта поворота сибирских рек, получилось. Памятная выставка в Манеже 2002 года — не реконструкция той, разгромленной Хрущевым. Она — своеобразный временный музей истории неофициального искусства 1960—1980-х годов. Приведя аргументацию проекта его куратора — теоретика и критика Евгения Барабанова, — мы сочли необходимым, исторической справедливости ради, обратиться к непосредственным участникам и свидетелям «Манежа-62».

О живописи в основном велись споры в 1962-м году, исключительно живопись демонстрировалась и на стендах прошедшего «Арт-Манежа». Нынешняя живопись — возрождение пластики или пастиш? дань международной моде? коммерческий маневр галерей? Этим проблемам был посвящен «круглый стол» известных художников и искусствоведов в редакции нашего журнала. Насколько различными и интересными могут быть подходы к современной живописи, мы попытались проиллюстрировать двумя персоналиями: эссе об Игоре Вулохе и опытом интерпретации творчества Михаила Рогинского.

Конец года — время подведения итогов. В том числе и в сфере арт-бизнеса. Рецензии на события местного художественного рынка — ярмарки в Манеже, Антикварного салона в ЦДХ, аукциона «Гелос» — мы решили дополнить аналитическим обзором «русских торгов» на Западе, проходивших в течение года. Кроме того, мы попросили нашего британского коллегу, теоретика и аналитика Иана Робертсона, поделиться своими соображениями по поводу развивающихся рынков искусства вообще, к коим, несомненно, относится и Россия.
Традиционный раздел журнала — история искусства, знаточество и «открытия». В этом номере мы публикуем статью о Марии Якунчиковой (к 100-летию со дня смерти), обращаем внимание читателей на малоизвестную сторону творчества Василия Поленова — серию его «репортажных», миниатюрных картин, рассказываем о недавно произведенной атрибуции портрета кисти Николая Аргунова.

Издающееся в Москве «Искусство» — отнюдь не журнал об искусстве от Кремля до Садового кольца. Нам, и полагаем, нашим читателям тоже, интересно то, что происходит за пределами столицы. Поэтом эстафету «Прогулки» по выставочным залам мы в этот раз передали петербуржцу Андрею Хлобыстину. Возможно, из нее кому-то станет ясным, чем был интересен прошедший сезон.