«Искусство» — № 5 (529), 2003

Берлин — Москва

Одним из важных событий осеннего сезона следует считать выставку «Берлин — Москва. 1950 — 2000», открывшуюся в столице Германии в известном зале Мартин-Гропиус Бау. И, разумеется, мимо этого факта как российской, так и международной художественной жизни журнал «Искусство» не мог пройти. Концепция масштабной экспозиции, по самому своему статусу претендующей на фундаментальный исторический и культурологический подход, настолько темна и непонятна по смыслу и по принципу сопоставления совершенно разнородных работ (в том числе и тех, которые не имеют ни малейшего отношения ни к Москве, ни к Берлину), что может показаться, будто она сделана нашими концептуально- галлюцинаторными художниками из группы «Медицинская герменевтика», а не весьма заслуженным в мире искусства куратором, доктором Юргеном Хартеном. Тем самым Хартеном, который в 1987 году устроил в Дюссельдорфском кунстхалле блестящую выставку «Когда расцвел топор… Европейское искусство около 1937 года», отчетливо и конструктивно проанализировавшую отношения авангарда и тоталитаризма. Видимо, за минувшие более чем пятнадцать лет что-то произошло, и не только с персональным видением данного куратора, но и вообще со стратегией организации таких международных выставок-«левиафанов», которые так интересно дебютировали в 1970- х годах. Можно вспомнить хотя бы знаменитую и весьма познавательную «Москву — Париж».

Собственно, поэтому мы объективности ради пригласили обсудить нынешнюю «Берлин — Москву» немецкого и российского художественных критиков: доктора искусствоведения и профессора Берлинского и Кильского университетов Аду Раев и главного редактора журнала «Проект Классика» Григория Ревзина, до недавнего времени преподававшего в Московском университете. При всей разнице подходов — немецкий специалист в основном комментирует саму экспозицию, а наш коллега по местному искусствоведческому цеху рассматривает проблему курирования подобных выставок в целом — их выводы и оценки критичны либо мягко, либо достаточно жестко. Номер был уже сверстан, когда редакции предложили текст из Германии — жесткий, если не сказать, жестокий взгляд на «Берлин — Москву». Мы посчитали, что это будет выглядеть как чрезмерный перевес на весах искусствоведческого арбитража. С другой стороны, никакого откровенно позитивного мнения по поводу выставки в Мартин-Гропиус Бау нам получить так и не удалось.

В той или иной степени проблема кураторства и организации выставок вообще проходит пунктиром по разным материалам номера. Мы приветствуем появление новых экспозиционных инициатив, но поскольку заинтересованы в их качественном, профессиональном продолжении, постольку оставляем за собой право их придирчиво рассматривать. В рубрике «Опыты» мы обсуждаем пленэрный фестиваль современного искусства «ARTКлязьма», так неожиданно активно и интересно проявившийся в прошлом году. Его нынешнее «второе издание» уже вызывает некоторые критические замечания. Новообразовавшаяся художественная ярмарка «Арт-Сокольники» предварительно побуждала к оптимистическим прогнозам: мол, займет свою нишу между уже устоявшимися узко специализированной и элитарной «Арт-Москвой» и широким, всеядным «Арт-Манежем». Однако «прогноз погоды» в реальности не подтвердился. Разобраться в причинах тому мы попытались в рубрике «Художественный рынок».

Осень этого года на удивление обильна юбилеями: 80 лет Дмитрию Сарабьянову, 70 лет Илье Кабакову, столько же Эрику Булатову и еще много различных юбилеев мастеров и ветеранов нашего современного искусства. К сожалению, журнал не в состоянии их всех отметить статьями в этом номере (иначе бы вышел просто поздравительный «гроссбух»), но в последующих выпусках мы постараемся о них рассказать. Ведь главное в искусстве — художники. Не так ли?