Галереи

,

Инсталляция

Галерея «Культпроект»: «Ничего буквального, ничего сказанного прямым текстом»

Московская галерея «Культпроект» празднует своё десятилетие. Её основатели Юлия Манусевич и Ирина Солнцева рассказывают о тотальных инсталляциях по «Декамерону» и Лермонтову; лошадке-качалке для зрителей, декламирующих Хармса; мастер-классе по театру теней — в общем, обо всём, что составляет их работу.

Выставка «AIR» из проекта «Контексты среды» цикл 2016 года. Вид экспозиции
Художники: Николай Онищенко, Дима Филиппов

Ирина Солнцева: Одним из первых наших проектов была выставка классиков детской иллюстрации, на чьих работах все мы выросли. От классической экспозиции мы постепенно двигались к более сложным проектам, где место живописного комментария к тексту заняли сложные инсталляционные построения, но тоже завязанные на книги.

Юлия Манусевич: Проекты, связанные с книгой, со временем претерпели значительные изменения, мы предлагали художникам поразмышлять как над процессом создания книги, вскрывая персональную творческую лабораторию, так и над созданием концепции книги как мира, который разворачивается до размеров тотальной инсталляции.

Выставка «Девы сумрачной хребет» из проекта «Контексты среды» цикл 2016 года. Вид экспозиции
Художники: Устина Яковлева, Илья Романов

И: Один из таких проектов мы осуществили в Петербурге вместе с библиотекой имени Лермонтова к 200-летию со дня рождения поэта. И там художники Сергей Якунин и Пётр Перевезенцев вышли в формат как раз тотальной инсталляции и разместили в пространстве музея и «пещеры», и «горы», и «демона».

Ю: Конечно, это не было простым иллюстрированием текстов, даже пространственным, художники рассказывали свою собственную фантастическую историю о том, что поэт не погиб на дуэли, он бежал и скрывался в тех самых горах и пещерах, которые были декорациями его собственных стихов. Библиотека Лермонтова находится в барочном особняке с роскошными барельефами и гипсовыми путти, — и вдруг в нём появились бумажные скалы с целой системой пещер, куда можно было физически зайти. Выставка стала большим и небанальным событием для Петербурга, о чём свидетельствует, например, полуторачасовой эфир на телевидении, который получили художники.

Выставка Art Blanche. 2016. Вид экспозиции
Художник Игорь Шелковский

С этими же художниками мы делали проект «Декамерон.10 × 10» для Дома Остроухова, он же Литературный музей. И здесь мы тоже не следовали буквально сюжету, а предложили совершенно другое прочтение романа: вместо пересказа новелл художники сосредоточились на образе изолированного убежища, куда скрываются герои «Декамерона», спасаясь от чумы. Оно и было воссоздано на выставке: зритель оказывался в лабиринте из свисающих с потолка белых, полупрозрачных полотен, блуждал в этом пространстве, а перед ним возникали персонажи Боккаччо. Выбравшись из лабиринта, посетитель входил в следующей зал, на стенах которого висели картоны, на подобии фресок, которые создавали свою фантастическую архитектуру. Как вы видите, в таких проектах нет ничего буквального, ничего сказанного прямым текстом.

Еще один проект — «Шесть невозможностей до завтрака: английский нонсенс и русский алогизм» — обращался одновременно к творчеству Кэрролла и русской авангардной поэзии, исследованиям языка, Кручёных и Якобсону.

И: Музею Маяковского, для которого он был подготовлен, принадлежит также собственная коллекция, в которой находятся оригинальные произведения поэтов и художников русского алогизма, а также работы наших современников, например Елагиной и Макаревича. Так что художники работали с пластом смыслов, заложенных в основной части экспозиции, а также предлагали свои способы прочтения этой темы. Например, Перевезенцева очень волновали теоретические построения Романа Якобсона, где тот проанализировал одну из реплик Тургенева в ключе литературы ХХ века и показал, как язык классического писателя может прорастать в обэриутских контекстах.

Ю: Якунин подготовил набор литер, из которых посетители экспозиции могли составить свои собственные авангардистские тексты. Он придумал пространственную конструкцию с набором гарнитур так, чтобы зрители могли создать свою композицию, затем нанести краску и с помощью пресса пропечатать ее на листе бумаги.

Основной же сюжет экспозиции состоял в пересечениях английской и русской культуры абсурда. Юрий Ващенко создал для выставки свою первую анимационную работу, посвященную героине Кэрролла.

И: Алиса там, например, пытается выпить чашку чая, а та все время от неё убегает. Или попробовать «варенье за завтра», которое совершенно невозможно съесть, поскольку оно всегда «на завтра».

Ю: Мы сейчас рассказываем, в основном, про одних авторов, с которыми мы осуществили целый ряд музейных проектов, с кем нам интересно, и на кого мы можем полностью положится.

Так, в доме-музее Щепкина мы пытались реконструировать фигуру самого Михаила Семёновича, и Пётр Перевезенцев был тем самым археологом, который начал изыскивать факты биографии знаменитого актера, обнаружив, например, что вначале тот работал землемером. Для выставки были изготовлены чертежи и приборы, которыми Щепкин якобы мерил землю. Однако центральным событием проекта стала посвященная нашему герою пьеса, которую представили на открытии, а ключевым персонажем в ней был суфлер — его как раз и играли художники. Надо сказать, что в подобных проектах у нас много разных активностей помимо самой выставки, например, мастер-классов.

Выставка «Записки суфлера» 2013. Вид экспозиции
Художники: Сергей Якунин, Петр Перевезенцев
Выставка подготовлена галереей «КультПроект» совместно с ГЦТМ им. А. А. Бахрушина, филиал «Дом-музей М.С.Щепкина»

И: В этом случае мастер-классы были посвящены театру теней, а также изготовлению масок. Дело в том, что в каждом проекте мы стараемся создать для зрителя полифонический опыт, поэтому они сопровождаются различными событиями. Новодворская читала у нас лекцию по Мандельштаму, Норштейн рассказывал историю создания своей анимации. Еще у нас было несколько проектов, посвященных Хармсу, и огромный объект Якунина в виде игрушечной лошадки, был предоставлен зрителям, которые могли раскачиваться на нём и декламировать стихи.

Ю: Все, что мы сейчас рассказывали, относится к теме книги, — для нас это важный сюжет, выбранный осознанно. Как правило, наши темы становятся сквозными для многих проектов, нас привлекает «серийность».

Ира: Куратор Виталий Пацюков как-то назвал нас «сериальной галереей».

Ю: Вторая наша большая тема — средовая: это и исследование различных контекстов существования человека, его образа жизни, и закономерностей построения мира, с помощью морфологического анализа среды, выявления каркасов, структур, фракталов, из которых собственно все пространство и состоит. Вся эта пространственная проблематика мне близка и понятна, поскольку мне легко её транслировать из собственного архитектурного бэкграунда, а потом находить единомышленников, в чьем творчестве была затронута и проявлена эта тема. Интересно собирать разные работы в одно целое, чтобы художники, попадая в общий экспозиционный контекст, начинали друг друга усиливать, создавая новое мощное высказывание. Кураторская работа во многом и состоит в этом усилении: создать в соседстве разных работ новые акценты и смыслы, те, о которых художники и не подозревали, а также еще больше заострить глубину их собственного высказывания. Именно в цикле таких выставок можно вести продолжительный рассказ на тему средового мироустройства, плавно переходя от проблемы к проблеме, от одного уровня сложности к другому.

В 2016 году теме среды были посвящен цикл из 4 выставок, в 2017 — из пяти, где мы говорили о том, что такое структура, морфология, какие типы структур бывают — природные, неорганические, ментальные и т. п. Одна из выставок была посвящена таким понятиям как, «порядок-хаос» в их оппозиции; деградации среды, стабильным средовым элементам и их выявлению через обнажение пространственных структур. Мы показали монотипии Пётра Белого и его инсталляцию на тему разбитых стёкол, монотипии Юрия Штапакова с обгоревшими досками — элементами каркасов деревянных домов, ассоциативных образов руинированных деревень. Илья Романов создал инсталляции из разорванных тканей, чья структура начинала разрушаться на глазах у зрителя. Получались различные варианты обнаженных конструкций, в одном случае они воспринимались как символы стабилизации формы, а в другом ее деградации.

И: В этом же контексте у нас было несколько проектов, посвященных урбанизму. В музее Москвы нами был сделан проект «Красные Крылья Конструктивизма», а проект — «Урбанизм Pro&Contra» — мы был номинирован на премию Кандинского.

Ю: В том проекте мы рассказывали, что горожанин является носителем двух типов сознания — городского и деревенского. В мегаполисе он живет постоянно, но деревенский контекст никуда не уходит — потому что своё детство наш горожанин, вероятно, провел у своей бабушки, и у него есть ностальгия по деревне, своя или книжная. И мы пытались показать конфликт этих двух типов сознания так, чтобы человек ушел с выставки, обдумывая эту проблему, обнаруживая пути развития собственных идей.

И: Идей развития города, например. Одна из инсталляций этой выставки — Петра Белого — показывала типовые кварталы-коробки, однако в каждым светящимся окошке можно было разглядеть свою собственную, живую жизнь.

Выставка «Бокаччо. Декамерон 10 × 10», 2013. Вид экспозиции
Художники: Сергей Якунин, Петр Перевезенцев
Выставка подготовлена галереей «КультПроект» совместно с отделом Государственного литературного музея Дом И. С. Остроухова в Трубниках

Ю: На открытии нам вдруг стало понятно, что эта безликая, казалось бы, среда бы уже стала предметом ностальгии для людей, которые выросли в этих коробках.

И: Для нас это было откровением.

Ю: Николай Наседкин представил образ Москвы-сити — темный и мистический конструкт, сформированный художественным мусором, вертикальные объекты из строительной сетки были заполнены тюбиками от краски, при приближении к инсталляции зрителя, внезапно резко вторгались звуки города и начинала выть сирена.

Ю: К представленным на выставке объектам мы добавили своё собственное слайд-шоу с планами городов, возникших в ходе промышленной революции, где стали явными и очевидными градостроительные ошибки, например, когда дорога отрезает город от моря, и набережная ломает свою структуру.

Выставка «Красные Крылья Конструктивизма» 2016, Вид экспозиции
Художники: Татьяна Баданина, Владимир Наседкин, Владимир Обросов
выставка подготовлена галереей «КультПроект» совместно с ГБУК «Музейное объединение «Музей Москвы»

И: Монографические выставки являются для нашей галереи редкими, и в них предстают мастера поистине полифонического склада, работающие и смело владеющие разными жанрами, выступая одновременно и как авторы текстов и постановок, сценографы, блестящие живописцы и архитекторы. Среди них: Юрий Купер, Тонино Гуэрра, Борис Мессерер и др. Конечно же, подобное общение — это бесценный для нас опыт и приобщение к уникальному, и к мировой культуре. Сколько интересных рассказов и историй нам довелось послушать, беседуя с этими потрясающими людьми.

Ю: Еще для нас очень значимы вопросы экспонирования, и мы стремимся объединять работы в разном жанре: и инсталляции, и видео-арт и более традиционные техники, стремясь каждый раз создать целостное художественное высказывание. Кроме того, мы видим мощный потенциал в объединения творческих усилий. Так был реализован годовой цикл проектов в сокураторстве с Санкт-Петербургскими художниками «Невидимая граница. Сезон Петербургского искусства в Москве», за который мы все были номинированы на премию им. Курехина. Также наша галерея была сокуратом и соорганизатором проекта «ArtSpaceEvent» в Москве, и неоднократно работала с Объединением муниципальных галерей г. Москвы и др. Мы стараемся участвовать в отечественных ярмарках современного искусства, выставочные проекты были когда-то сделаны нами на площадке Большого Манежа в рамках Арт Манежа, на площадке Нового Манежа в рамках «Худграфа», В ЦДХ в ярмарке «АртМосква», «CosMoscow» в Гостином Дворе, участвовали в международной европейской биеннале «Манифеста-10», в московской фотобиеннале, московском биеннале современного искусства — все это отражает наше стремление быть в контексте больших художественных событий. За это время нами было реализовано более 100 проектов.

Так мы и строим свою работу из проекта в проект. И, в общем, резюмируя все сказанное, — мы стараемся жить для себя максимально интересно.

Выставка «Несбывшиеся ландшафты» 2015. Вид экспозиции
Художники: Илья Романов, Николай Онищенко