XIX век

,

XX век

,

2000-е

,

Великобритания

,

Видеоарт

,

Исторические реконструкции

,

Индустриальное искусство

,

Перформанс

,

Реенактмент

Джереми Деллер: «Гибель национальной промышленности потрясла британское общество»

Обращаясь к теме индустриализации, английские художники в большинстве случаев актуализируют её социальный аспект. Их мало занимает эстетика промышленных зданий, как немцев, или объекты, созданные без участия человека, как американцев. Вот и лауреат премии Тёрнера Джереми Деллер рассматривает индустриальную историю своей страны сквозь призму отношений между людьми: через столкновения шахтёров с полицией, противоречия между отцами-рабочими и их детьми-клабберами, через истории любительских заводских оркестров

№ 2 (593) / 2015

Джереми Деллер

(р. 1966, Лондон, Великобритания). Художник и куратор, лауреат премии Тёрнера

Джереми Деллер. Битва при Оргриве, 2001
Фотодокументация перформанса. Участники проекта, бывшие шахтёры и их семьи, в день перформанса
Сегодня не так много художников обращаются ко временам Первой промышленной революции и проблемам, с ней связанным. Но вы — один из них?

Да, пожалуй. Тема промышленности и конца индустриальной эры в Великобритании определённо присутствует в многих моих работах. «Битва при Оргриве» посвящена шахтёрской забастовке, есть также отдельный фильм о шахтёре; Acid Brass — про оркестр духовых инструментов, который я попросил сыграть кислотную клубную музыку. Все эти работы отсылают ко времени завершения британской индустриализации и обсуждают её нынешнее значение. Пару лет назад я подготовил целую выставку об индустриальной революции — это была экспозиция в Пале де Токио, куда вошли исторические предметы из разных музейных коллекций, связанных с промышленным переворотом, и они были выставлены вместе с моими нынешними работами. В этом проекте я исследовал наследие индустриальной революции и её влияние на современную британскую культуру и общество. Часть той выставки представлена сейчас в Джардини в рамках основного проекта Венецианской биеннале.

Джереми Деллер. Битва при Оргриве, 2001
Фотодокументация перформанса. Полиция теснит шахтёров

Битва при Оргриве

Реенактмент Деллера, где он восстановил одно из важнейших событий в новейшей истории Англии: столкновение бастующих шахтеров с полицией в июне 1984 года. Насилие со стороны рабочих было спровоцировано экономическим кризисом начала 1980‑х и жестокой политикой правительства, собиравшегося закрыть нерентабельные шахты и оставить без работы двадцать тысяч человек. Всеобщая забастовка стала причиной огромных убытков и арестов ещё порядка десяти тысяч шахтёров. Реконструкция с привлечением реальных участников событий была снята режиссёром Майком Фиггисом для британского телеканала Channel 4.

Материальную основу инсталляции составляют фотографии заводских рабочих, а также музыкальный аппарат, воспроизводящий звуковой фон промышленных предприятий. В пространстве инсталляции мы проводим перформансы, где участники поют так называемые фабричные песни — листы с их нотами и текстами раньше продавались около заводов, но на самих предприятиях петь было невозможно, шум производства заглушал все прочие звуки. Поэтому да, проблематика индустриализации очень важна для меня, но всё‑таки описывать моё творчество только сквозь призму этой темы я бы не стал.

Каждый художник должен создавать работы о вещах, которые его интригуют. Это же очевидно и не нуждается в объяснениях

Тогда почему тема индустриальной революции настолько для вас важна?

Просто меня всегда интересовала история. Гибель национальной промышленности после Второй мировой войны потрясла британское общество, стала поворотным моментом в его развитии. Если разработки угля традиционно считались важнейшей для страны отраслью, то в середине века резко сократилась добыча и потребление этого топлива, нерентабельные шахты — а их было большинство — оказались закрыты. Решение правительства Тэтчер стало травмой для многих людей, и экономической, и психологической, — их привычная жизнь подошла к концу. Шахтёрская забастовка подняла огромную волну насилия, и эти события повлекли за собой радикальные изменения в британском обществе. И мне захотелось подробнее узнать, что индустриализация значила для людей и мировоззрения целой страны. Здесь нет каких‑то особенных причин, просто мой личный интерес к очень любопытному периоду нашей истории.

«От одной революции к другой». Кураторский проект Джереми Деллера, 2008
Вид экспозиции в Пале де Токио, Париж

От одной революции к другой

Кураторский проект Деллера в парижском Пале де Токио был призван проиллюстрировать переход от британской промышленной революции к революции в культуре. Одной из самых ярких работ экспозиции стала фотография, где британский рестлер 1970‑х годов Адриан Стрит в гриме и сценическом костюме глэм-рок травести позирует рядом с отцом-шахтёром на фоне лифта с ожидающими подъёма горняками. Встреча этих двух миров стала возможной в результате трансформации промышленной системы в экономику услуг и развлечений, которая произошла на протяжении всего лишь одного поколения.

Вас ведь очень занимает тема английского в английском искусстве и культуре?

Да, так оно и есть. Каждый художник должен создавать работы о вещах, которые его интригуют. Это же очевидно и не нуждается в объяснениях.

Расскажите подробнее о своей работе над «Битвой при Оргриве».

Замысел работы, как и все прочие мои идеи, завязан на самом материале, на личном интересе к жизни шахтёров. Мне хотелось вновь увидеть события самой масштабной социальной катастрофы нашего времени — шахтёрских столкновений с полицией 1984—1985 годов — глазами подростка, который смотрит новости по телевизору, так, как я их и наблюдал в своё время. Документальный фильм о событиях показался мне идеальным вариантом, потому что позволял мне заново пережить время забастовки, да ещё и поработать с ним методами перформанса. Я занялся исследованиями и обнаружил, что в стране существует множество клубов исторической реконструкции, которые уже неоднократно поставили и воспроизвели все основные сражения. Это увлекло ещё сильнее, и мне захотелось реконструировать события политически.

Джереми Деллер. Acid Brass, 2006
Фотодокументация перформанса в Риджентс-парке, Лондон
А что, по вашему мнению, переживали участники вашего перформанса: для них это был момент катарсиса или развлечение?

В съёмках принимали участие самые разные люди: как бывшие шахтёры, так и профессиональные реконструкторы — люди, которые каждые выходные переодеваются в костюмы эпохи революции XVII века или Второй мировой. Оказывается, этим увлекается огромное количество британцев. Поэтому и реакция была разной. Профессионалы были порядком шокированы тем, как я всё устроил. Зато те, кто принимал участие в реконструкции впервые, — а их было большинство — привнесли собственные эмоции. И всё вместе выглядело естественно. По-моему, для бывших шахтёров реенактмент стал очень интересным опытом.

Джереми Деллер. Нотные записи и баллады индустриальной революции, 2015
Проект на 56-й Венецианской биеннале «Все будущие мира»

Нотные записи и баллады индустриальной революции

Для своего проекта на 56‑й биеннале в Венеции художник собрал огромное количество архивных материалов: фотографии, документирующие быт рабочих с конца XIX века, их жалобы и повседневные записи. В качестве звукового фона используется «промышленная музыка» — лязг заводских станков, транслируемый ретромузыкальным аппаратом. На биеннале ежедневно совершается перформанс — певцы, а капелла исполняют традиционные песни рабочих на стыке фолк- и поп-музыки. Их тексты, начиная с XVI века, продавались и раздавались около заводов и фабрик наряду с рекламами, политическими агитками, новостными заметками и дешёвыми гравюрами.

В «Битве» вы работали с темой памяти?

Я воссоздал преступление так, как будто его участники вернулись на место событий. Память — слабое слово, в нём есть что‑то жалкое. Дело не в памяти людей, а в самой истории — она намного сильнее.

Инструменты промышленной эпохи у меня играли кислотную клубную музыку. Конечно, получился жуткий китч

А, например, сюжет про духовые оркестры, которые организовывали сообщество рабочих в начале индустриальной эры? Что он значит для вас?

Вы про Acid Brass? Её задачей было исследование роли музыки в жизни общества. Мне хотелось рассказать, что музыка может составлять важную часть социальной истории, регистрировать определённые её моменты. И также музыка может оформлять переход от индустриального к постиндустриальному обществу. Поэтому я попросил традиционный оркестр медных инструментов (brass band) исполнить современную клубную музыку (acid house), то есть инструменты промышленной эпохи у меня играли композиции, создаваемые цифровым способом. Конечно, получился жуткий китч. И всё‑таки он выражал серьезную мысль.

Джереми Деллер. Acid Brass, 1997
Фотодокументация перформанса. Музыканты Williams Fairey Band в аэропорту Манчестера

Acid Brass

Одна из первых работ Джереми Деллера, где традиционный британский оркестр исполняет клубную музыку (в названии игра слов: acid house / jazz — один из стилей электронной музыки, brass band — оркестр медных духовых инструментов). Каждое подобное выступление сопровождалась составленной и написанной Деллером от руки схемой под названием «История мира», которая довольно путано объясняла суть такого необычного музыкального смешения. Оказывалось, что любительские оркестры на предприятиях по сути сформировали сообщество рабочих и их самосознание в качестве определённой социальной группы, но сегодня заброшенные заводские помещения становятся модными клубами, где играют электронику.

Почему вы считаете, что тема рабочего движения остаётся актуальной по сей день?

Да потому что она находится в упадке. Люди часто начинают интересоваться различными явлениями именно тогда, когда они оказываются на грани вымирания или исчезновения. Само существование рабочего движения в Британии — под большой угрозой: союзы рабочих контролируются правительством, и оно пытается их себе подчинить. Однако пока мои работы не об этом.

Как вы взаимодействуете с участниками своих перформансов?

В каждом проекте по‑разному. Я работаю вместе с группами людей, стараюсь им помогать. Мне это ужасно нравится: знакомиться с новыми людьми и сотрудничать — это очень весело. Только что я закончил большой проект во Франции и в будущем году планирую опять взяться за работу с большим количеством участников. Это, наверное, самое важное в моём творчестве — то, что зрители становятся его частью.